Архив
Поиск
Press digest
28 февраля 2017 г.
9 января 2017 г.

Майкл Макфол | Foreign Policy

Как Трамп может попытаться найти общий язык с Россией, не предав Америку

"В ходе президентской кампании 2016 года Дональд Трамп вызвал вихрь причуд и противоречий, когда речь заходила о внешней политике, затруднив прогнозирование того, каков будет подход его новой администрации к десяткам международных вопросов. Тем не менее, по России он высказывался четко и последовательно", - пишет экс-посол США в России Майкл Макфол в статье для Foreign Policy.

Он часто хвалил президента Владимира Путина, защищал многие направления его политики и заявил с энтузиазмом: "Разве не будет прекрасно, если мы на самом деле найдем общий язык с Россией?"

Выдвинув кандидатуру Рекса Тиллерсона на пост госсекретаря, Трамп предлагает на одобрение Сената идеального посланника для улучшения отношений с Кремлем. Кажется, созданы все условия для очередной "перезагрузки" отношений с Россией, отмечает автор.

"Но с какой целью? В то время как Трамп не скрывал своего желания подружиться с Путиным, было довольно неясно, какие внешнеполитические задачи он пытается решить в отношениях между США и Россией. "Улучшение отношений" ни в коем случае не должно быть целью политики США по отношению к России или любой другой стране в мире", - рассуждает дипломат.

"Скорее, улучшение отношений всегда должно пониматься как средство повышения американской безопасности и процветания. Поучиться на достижениях и ошибках последней разрядки отношений с Россией - "перезагрузки" президента Барака Обамы, которую я помогал создать, - могло бы стать хорошим началом", - говорится в статье.

"В отношении некоторых вопросов в нашем списке - например, вывода американских сил из Ирака - мы не усматривали никакой роли для России. Но по многим вопросам - отношениям с Ираном и Северной Кореей, уменьшению ядерного оружия в мире, увеличению торговли и инвестиций, борьбе с терроризмом - мы считали, что у России и США есть общие цели", - пишет Макфол.

"Однако, пытаясь увеличить контакты с российским правительством и гражданами, мы четко давали понять, что мы не готовы снизить роль двусторонних отношений с другими странами по соседству с Россией, стремясь к сближению с Кремлем. Мы не были готовы ослабить отношения с Грузией, чтобы добиться соглашения о контроле над вооружениями, или прекратить разговоры о правах человека с целью заручиться поддержкой Москвы по Ирану", - отмечает он.

Говоря словами нашего нового президента, "перезагрузка" привела к "по-настоящему большим сделкам", пишет автор. Обама и Медведев подписали и ратифицировали договор СНВ-III, была принята резолюция Совбеза ООН 1929 - самый всеобъемлющий пакет санкций против Ирана за всю историю, подчеркивает Макфол. Он также отмечает создание Северной распределительной сети, по которой шли поставки для солдат НАТО в Афганистан, а также вступление России в ВТО и серьезные сделки, заключенные за это время в России компаниями Boeing, Cisco и ExxonMobil.

Расширение НАТО также перестало служить раздражителем. И, когда в Киргизии в 2010 году произошла смена режима, США и Россия сотрудничали в разрешении этого кризиса, отмечает автор.

Согласно кандидату Трампу, "перезагрузка" прекратилась, потому что Путин не уважает Обаму.

"Без сомнений, уважение между Обамой и Путиным резко уменьшилось; это чувство взаимное. Но почему? Что привело к таким кардинальным переменам в столь короткое время?" - задается вопросом дипломат.

"Свою роль сыграли некоторые раздражители", - пишет он, перечисляя в этом ряду недовольство обеими сторонами по поводу промедления с осуществлением сотрудничества по ПРО и сокращением ядерных арсеналов, а также закон Магнитского.

"Но все эти вопросы можно было бы решить. Настоящая драма в наших отношениях разыгралась не из-за чиновников в Белом доме или Кремле, а из-за простых людей, вышедших протестовать на улицы с требованиями большей свободы и демократии в управлении в 2011 году - в Египте, Сирии, Ливии, а затем, в конце года, и в России. Два года спустя, на этот раз на Украине, демонстрации снова привели к усилению напряженности в отношениях США и России. Реакция Путина на эти события - сначала аннексия Крыма, а затем вмешательство в поддержку повстанцев на востоке Украины - окончательно положила конец нашим возможностям сотрудничества и заставила Обаму обратиться к более жестким мерам в отношениях с Россией", - говорится в статье.

"После того, как я стал послом США в Российской Федерации в январе 2012 года, Путин обвинил меня лично в поддержке выступавших против его режима. Пока я занимал должность посла, российские государственные СМИ постоянно раскручивали безумную теорию заговора об американской финансовой поддержке российских лидеров оппозиции и их организаций", - вспоминает Макфол.

Что очевидно, переход власти от Обамы к Трампу создает первое условие для возможной разрядки напряженности в отношениях с Россией, полагает он. Но на данный момент существует и второе условие для установления более тесных связей: прекращение выступлений населения против автократических режимов, подчеркивает дипломат.

"Трамп должен мудро использовать этот момент. Путин стремится к нескольким очень конкретным целям, которых он хочет добиться от нового американского президента: снятию экономических санкций; одобрению его методов ведения боевых действий в Сирии; признанию российской сферы влияния на территории бывшего Советского Союза; приостановлению размещения ракет ПРО в Европе; и, что является его заветной мечтой, признанию "объединения" России и Крыма. В обмен на эти конкретные результаты Путин позволит Трампу достичь его эфемерной, пустой цели "улучшения отношений с Россией", - говорится в статье.

"Получение этих уступок со стороны президента США также способствовало бы становлению имиджа Путина как мощного мирового лидера, что, в свою очередь, может побудить его проводить еще более агрессивную политику на территории бывшего СССР и, в конечном итоге, в отношении европейских институтов. Если Трамп будет на его стороне, путинский тип консервативного национализма может начать конкурировать с либеральной демократией как идеологией, имеющей привлекательность в глобальном масштабе", - пишет издание.

Вместо этого Трамп сначала должен разработать свой собственный список задач внешней политики, а затем попытаться использовать эту новую возможность, чтобы привлечь Путина к реализации некоторых из этих результатов, в рамках которых Россия может выступить партнером. Но Трамп также должен быть готов игнорировать желания России и даже сдерживать ее, когда такая политика отвечает национальным интересам Америки, полагает автор.

"Хотя Трамп пренебрежительно отзывался о значимости традиционных американских альянсов, первым шагом политики его администрации в отношении России должны стать гарантии безопасности для наших союзников по НАТО", - отмечает он.

"Во-вторых, Трамп должен определить свои условия для отмены санкций", - пишет дипломат. Одной из очевидных стратегий может стать сохранение статус-кво - санкции будут сняты, когда Россия выполнит свои обязательства по Минскому соглашению, либо, как считает Макфол, это соглашение должно быть заменено чем-то другим. "Просто отстраниться от ситуации, сняв при этом санкции, будет равносильно полной победе Путина и подтверждению той мысли, что сильный может безнаказанно напасть на слабого", - рассуждает автор.

"В-третьих, администрация Трампа должна обеспечить разумную экономическую, политическую и техническую помощь Украине для того, чтобы она преуспела как рыночная экономика и демократическая страна", - пишет Макфол.

"В-четвертых, Трамп должен не просто поддержать военное вмешательство Путина в Сирии, но и определить собственные цели в отношении этой трагической гражданской войны", - полагает он.

"В-пятых, администрация Трампа должна разработать более эффективную политику кибербезопасности, которая будет включать в себя сдерживание России, как и других стран", - говорится в статье.

"В-шестых, Трампу следует рассмотреть вопрос о достижении некоторых более мелких, быстрых побед, чтобы продемонстрировать достоинства своего сближения с Путиным и тем самым создать возможность для реализации более крупных сделок", - отмечает автор. Например, Трамп может попросить Путина снять запрет на усыновления американцами российских сирот или продлить договор СНВ-III, предполагает он.

В-седьмых, Трамп должен начать распутывать некоторые противоречия в своих политических заявлениях в ходе предвыборной кампании и переходного периода. Его обещание разорвать ядерную сделку с Ираном не получит поддержки Путина, считает он, поясняя это сближением России с Ираном в последнее время.

"Кроме того, бескомпромиссная готовность Трампа к сотрудничеству с Россией создает больше напряженности в наших двусторонних отношениях с Китаем", - предупреждает автор.

"Некоторые из других моих идей по развитию отношений между США и Россией выходят далеко за пределы того, что, по моему мнению, считает или собирается делать Трамп, но они все же заслуживают упоминания", - пишет Макфол. "Например, большую угрозу для сплоченности НАТО представляет не то, что российские танки вступят в Таллин, а российские идеи, средства массовой информации, а также финансирование пророссийских антилиберальных политических лидеров в странах НАТО", - говорится в статье.

Американские официальные лица должны встать на защиту правозащитников в России, подчеркивает автор. "Я по-прежнему считаю, что в интересах США способствовать независимости, территориальной целостности и безопасности не только Украины, но и Грузии, Молдавии и всех стран, которым угрожает российская гегемония", - пишет Макфол.

"Мы не можем вернуться к политике, в рамках которой мы просто говорим с официальными лицами в Москве и пытаемся исключительно задобрить Кремль", - говорится в статье.

Источник: Foreign Policy


facebook


Рейтинг@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2017 InoPressa.ru