Архив
Поиск
Press digest
22 марта 2017 г.
9 января 2017 г.

Мария-Летиция Бонавита | Le Figaro

Каково место Турции между Дональдом Трампом и Владимиром Путиным?

Французский геополитик Жерар Шальян анализирует силы и слабости политики президента Эрдогана в свете теракта в Стамбуле, его интервенции в Сирии и новой американской дипломатии. Интервью с экспертом взяла журналистка Le Figaro Мария-Летиция Бонавита.

"Теракт в Стамбуле как-то связан с войной в Сирии?" - спросила интервьюер.

"Теракт в Стамбуле - один из многих, безусловно нанесших вред туризму, - является делом рук не какого-нибудь курда, как можно было бы подумать, но иностранного джихадиста. Он является плодом полного поворота в тактике со стороны главы турецкого государства, начавшего с доказанной поддержки, а затем перешедшего к политике открытой враждебности по отношению к организации "Исламское государство" (запрещена в РФ. - Прим. ред.) и другим", - ответил Шальян.

"В Сирии Турция пытается завладеть городом Эль-Баб, который удерживает "Исламское государство". Тем не менее, она не поддержала, в противоположность своей обычной практике, мятежные и исламистские движения, руководимые группировкой "Фатах аш-Шам" (бывшая Джебхат ан-Нусра", до сентября 2016 года присоединенная к "Аль-Каиде" (запрещены в РФ. - Прим. ред.)) при осаде Восточного Алеппо. На самом деле, интерес Турции прежде всего в том, чтобы не позволить сирийско-турецкой границе полностью попасть в зависимость от сирийских курдов. Представляется, что она в своем временном соглашении с Путиным, подписанным в Москве, добилась того, чтобы курды не были поддержаны российскими силами (и американцами тоже), чтобы окружить сотню километров границы, которые они не контролируют", - пояснил эксперт.

"Турция прекратила настаивать на предварительном уходе Башара Асада до принятия любого решения. В конечном счете, никто больше не интересуется мнением Вашингтона - за две недели до перехода власти от одного президента к другому", - считает собеседник издания.

"Что на самом деле ищет Реджеп Тайип Эрдоган для Турции?" - спросила журналистка.

"Эрдоган позиционирует себя как восстановитель религиозной традиции и стремится усилить наследие империи, сделав выбор в пользу прославления былого величия, а не напоминания об упадке двух последних веков. В свете провалившейся попытки государственного переворота (о котором, по его утверждению, его предупредили русские) Эрдоган устроил широкую облаву во всех кругах общества, которые были настроены враждебно против него. Он намерен открыть доступ к армии на уровне офицеров ученикам религиозных школ, тем самым вызвав десекуляризацию личного состава, где очень популярным остается кемализм", - считает эксперт.

"Такая исламизация общества не может способствовать и так сильно ослабленным связям между Турцией и Европой", - заметила журналистка.

"Экономически Турция имеет обширные связи с европейским рынком и особенно с Германией, - уверен Шальян. - К тому же Турция взяла на себя обязательство в обмен на значительную оплату содержать 2 млн (не меньше) беженцев, желающих направиться в Европу (соглашение Меркель-Эрдоган)".

"Приход к власти Дональда Трампа может свести на нет недавнее сближение между Турцией и Россией?" - спросила интервьюер.

"С восхождением к власти Дональда Трампа, похоже, на Ближнем Востоке положение Ирана становится более непрочным, в то время как Турция, член НАТО, не должна испытать упадок. Владимир Путин, который извлекает прибыль из поворотов в политике Трампа, должен будет применить весь свой тактический талант, чтобы одновременно сохранить и связи с Ираном, и на данный момент теплые отношения с Турцией", - ответил Шальян.

Источник: Le Figaro


facebook


Рейтинг@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2017 InoPressa.ru