Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
9 июля 2004 г.

Питер Бейкер | The Washington Post

Кремль наращивает контроль над экономикой

Дело ЮКОСа свидетельствует о смещении собственности на активы, особенно энергетические

Угроза гибели крупнейшей российской нефтяной компании свидетельствует об общем движении от беззаконного и хаотичного рынка 1990-х годов к новой форме государственного капитализма, где правительство президента Владимира Путина приобретает более важную роль в экономике. Спустя десятилетие после того, как Россия начала избавляться от старых советских активов, правительство Путина, похоже, приближает конец эпохи массовой приватизации.

Впервые после распада СССР правительство в нынешнем году купит гораздо больше активов, чем продаст, в рамках стремления Кремля вернуть себе контроль, особенно в стратегически важной энергетической отрасли.

Путин открещивается от национализации частной собственности, но налоговая война его правительства с ЮКОСом является лишь самым сенсационным примером усиления государственной власти. В среду власти начали процесс захвата активов ЮКОСа, так как компания магната Михаила Ходорковского не смогла в срок выплатить половину неуплаченных налогов, сумма которых достигает 7 млрд долларов. Если государство доведет дело до конца, оно может завладеть нефтеперерабатывающими заводами и скважинами ЮКОСа или продать их фирмам, которым оно благоволит.

"Очевидно, что государство усиливает контроль над экономикой, - заявил Владимир Рыжков, независимый депутат парламента и сторонник рыночных реформ. - У бизнеса сегодня множество проблем. Он подвергается атакам со всех сторон. Это черные дни российского капитализма".

По мнению аналитиков, Путин, похоже, создает гибрид коммунистической командной экономики и рыночной экономики, введенной его предшественником Борисом Ельциным. Вместо дальнейшей либерализации рынка Путин в последнее время установил собственные правила, чтобы забирать более значительную часть прибылей отрасли через налогообложение.

"Восстановление российского государства неизбежно влекло за собой реструктуризацию результатов приватизации, - заявил Станислав Белковский, политический аналитик, связанный с Кремлем и главный сторонник обуздания магнатов, или олигархов. - С этой точки зрения дело Ходорковского имеет огромное значение".

Восстановление государственного влияния также отражает негативную реакцию общества на приватизацию 1990-х годов, в результате которой небольшая группа людей стала чрезвычайно богатой. Экономист Владимир Мау, который тогда разрабатывал рыночные реформы, заявил, что реставрация является нормальной реакцией на революцию. "Не происходит ничего такого, чего нельзя было бы найти в экономической истории Западной Европы", - сказал он.

Помимо дела ЮКОСа, правительство приостановило планы по приватизации компонентов Единых Энергетических Систем, государственной электроэнергетической монополии, неоднократно откладывало проведение аукциона по контрольному пакету акций крупной государственной телекоммуникационной фирмы "Связьинвест" и не выполнило обещаний, касающихся отмены ограничений на покупку иностранцами акций контролируемой государством газовой монополии "Газпром".

Самый сильный удар иностранной компании был нанесен в январе, когда правительство аннулировало результаты тендера 1993 года, позволяющие Exxon Mobil Corp. и ее партнерам вести проект "Сахалин-3" в Тихом океане. Оно планирует снова выставить лицензию на аукцион, оценив ее в 1 млрд долларов.

Назревающий банковский кризис дает правительству новую возможность усилить свою роль. В последние недели несколько банков лопнули или ограничили платежи, последним из них был "Гута Банк", во вторник закрывший свои отделения. Вкладчики бросились в банки забирать деньги, опасаясь повторения финансового кризиса 1998 года, во время которого многие потеряли все свои сбережения.

Реакцией правительства стал план, в рамках которого принадлежащий государству Внешторгбанк купит "Гута Банк". "В нынешних обстоятельствах это, возможно, разумное решение, но оно одновременно сигнализирует о первом шаге, который может обернуться ренационализацией банковского сектора", - говорится в докладе брокерской фирмы Aton Capital, опубликованном в четверг.

Помимо ЮКОСа, планы государства по взятию под контроль частной собственности концентрируются вокруг "Газпрома", одной из крупнейших компаний страны, управляющей самыми большими газовыми запасами мира. После продажи акций на протяжении нескольких лет государству принадлежит 37% компании. Сегодня правительство планирует выкупить 13% акций стоимостью около 5,3 млрд долларов, чтобы вернуть себе мажоритарный пакет.

По мнению некоторых аналитиков, Кремль намеревается сделать "Газпром" главной национальной энергетической компанией наподобие государственных нефтяных фирм Ближнего Востока. Руководители "Газпрома" поговаривают о создании нефтяного филиала; очевидно, что активы можно забрать у ЮКОСа, как заявил недавно один из менеджеров "Газпрома".

В то же время государство замедлило темпы приватизации. В 2002 году оно продало активы на сумму 2,9 млрд долларов; в 2004-м - пока лишь на 100 млн долларов и планирует в нынешнем году провести всего одну крупную приватизацию, продав 7,6% принадлежащих ему акций "Лукойла", второго крупнейшего производителя нефти, за 1,6 млрд долларов.

Но продажа "Лукойла" не равноценна выкупу "Газпрома", и это означает, что в 2004 году государство купит больше активов, чем продаст, и больше, чем продало за все время президентства Путина.

Многие аналитики полагают, что это плохо для экономического развития. "Государственная собственность - это старый рецепт неэффективности, так как политическое покровительство не стимулирует увеличение прибылей", - говорится в докладе инвестиционной фирмы "Тройка Диалог", опубликованном на этой неделе.

Кроме того, даже отказавшись от владения "Лукойлом", государство не выпускает из рук контроль. "Лукойл" является ярчайшим примером частной компании, действующей в интересах государства, хотя и не принадлежащей ему. Компания помогла закрыть телеканалы, критикующие Кремль, добровольно ликвидировала нарушения налогового законодательства, регулярно финансирует такие проекты Кремля, как реставрация Константиновского дворца под Петербургом, который Путин использует для государственных мероприятий.

Кремль сосредоточился на восстановлении влияния в энергетической отрасли, движущей силе российской экономики, основу которой составляют природные ресурсы. По данным фирмы "Тройка Диалог", государству принадлежит около 21% российских ценных бумаг, но в нефтяной отрасли его доля составляет всего 4%.

Многие политические лидеры признают необходимость усиления роли государства в энергетическом секторе. "Эта позиция разумна не только потому, что речь идет о стратегической отрасли, но и потому, что энергетический сектор дает нам как минимум 55% экспорта и около 25%" валового внутреннего продукта, заявил Михаил Задорнов, бывший министр финансов и один из немногих рыночников, оставшихся в парламенте.

Государству не надо забирать компании, чтобы получать от них больше доходов. Правительственное исследование показало, что в прошлом году государство и нефтяные компании поровну разделили прибыль, составившую 50 млрд долларов. С тех пор налоги на нефть, составлявшие более 25 долларов с барреля, повысились с 70 до 90%, а в четверг премьер-министр Михаил Фрадков высказал предположение, что правительство еще повысит нефтяные налоги.

"Государство имеет право получать прибыль от природных ресурсов, как любой другой собственник", - заявил бывший коммунистический экономист Сергей Глазьев.

Одной из причин дела Ходорковского стали его попытки противостоять господству государства в энергетической отрасли. По мнению аналитиков, кое-кому в Кремле не нравились попытки Ходорковского разрушить монополию на трубопроводы, принадлежащую государственной компании "Транснефть", построив новый трубопровод, ведущий в Китай. На встрече с Путиным Ходорковский оспаривал приобретение государственной компанией "Роснефть" одного из богатых месторождений, намекнув на то, что большие суммы ушли в карманы тех, кто занимался этой сделкой.

"Я не защищаю олигархов, - сказал Михаил Делягин, бывший экономический советник правительства, сегодня работающий в партии "Родина". - Но проблемы у Ходорковского возникли не потому, что он плох, а потому, что он лучше других, и его действительно беспокоило то, с чем другие готовы были мириться: коррупция, неэффективность государства и так далее".

По мнению некоторых предпринимателей и аналитиков, за желанием увеличить контроль стоят силовики, которые упустили свой шанс в 1990-е годы.

Это "просто жадность", заявила Юлия Латынина, журналистка, которая специализируется на экономике и политике. "Не думаю, что президент и его окружение хотят национализировать собственность. По-моему, они хотят перераспределить собственность".

Белковский входит в число тех, кто не одобряет методы Кремля в деле Ходорковского. Вместо того чтобы выделять одного олигарха, правительство должно было потребовать от тех, кто нажился на нечестных приватизационных сделках, вернуть 25 млрд долларов в обмен на придание их приобретениям законного характера, считает он. "Дело ЮКОСа не является демонстрацией такого подхода, - заявил он, - к сожалению, оно повторяет логику 1990-х годов".

По словам Путина, дело ЮКОСа не приведет к масштабному пересмотру приватизации, но государственные аудиторы сегодня изучают сделки 1990-х годов и уже пришли к выводу, что в результате этих сделок было потеряно 1,6 млрд долларов.

По мнению Латыниной, государство не остановится на ЮКОСе. "Аппетит приходит во время еды, сначала ЮКОС, потом кто-то еще", - сказала она.

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru