Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
9 марта 2004 г.

Оливер Хайльваген | Netzeitung

Дело ЮКОСа - не внутреннее дело России

Полный вариант интервью Роберта Амстердама интернет-газете Netzeitung

В настоящее время арест российского промышленного магната Михаила Ходорковского не занимает центральное место в СМИ, но дело ЮКОСа продолжается. Хотя еще не определен срок начала судебного процесса, адвокаты предпринимают новую попытку добиться его освобождения. Единственный иностранец среди них, канадец Роберт Амстердам сейчас посещает европейские столицы, чтобы проинформировать общественность о развитии скандала. В интервью интернет-газете Netzeitung он предупреждает, что его клиент - не последняя жертва произвола российского правосудия.

- Вы уже неоднократно безуспешно пытались добиться освобождения своего подзащитного. Что вы предпримете в качестве следующего шага?

- Следующие слушания в суде назначены на 26 марта. Я постараюсь принять в них участие. Однако мои шансы и шансы моих коллег добиться освобождения Ходорковского ничтожно малы, поскольку решение принимает не суд, а Кремль. Во время предыдущих слушаний я был шокирован, видя, что судьи в ходе заседания говорили по телефону с неизвестными людьми и получали от них указания.

- Вы сегодня представили в Берлине документ, который, как вы считаете, доказывает, что кампанией против Ходорковского управляет Кремль. Что это за документ?

- Это выпуск российского журнала "Компромат", вышедший весной 2003 года. Речь идет о специальном номере журнала, посвященном лишь Ходорковскому. На 96 страницах, без рекламы, на основе многочисленных статей высказывается предположение, будто Ходорковский "хочет купить Кремль". Статьи проиллюстрированы фотографиями, которые должны разоблачать его в глазах среднестатистического читателя: Ходорковский, представляющий президенту Путину генеральный план действий; Ходорковский, пожимающий руку главе правительства Израиля Ариэлю Шарону и так далее. Я предполагаю, что этот выпуск было состряпан по заданию Кремля спецслужбой ФСБ с целью подготовки кампании против Ходорковского.

- Вы говорите о фото, на котором Ходорковский изображен рядом с Шароном. Неужели кампания против бывшего главы ЮКОСа носит антисемитский характер?

- Об этом скорее можно говорить в связи с действиями Путина против олигархов вообще, например против Бориса Березовского и Владимира Гусинского, чем в связи с кампанией против Ходорковского. Он, кстати, вопреки сообщениям в прессе, не еврей. Потому что только его отец еврей, в то время как по ортодоксальным понятиям евреем признается только тот, чья мать еврейка.

- Вы призываете не рассматривать арест Ходорковского и действия российской юстиции против концерна ЮКОС как досадный единичный случай. Почему?

- Здесь речь идет о принципе: есть ли закон или его нет. Если несправедливым преследованиям подвергается какой-то человек или фирма, то это может случиться с любым человеком и любой фирмой. Именно это сейчас происходит в России: только остальные случаи не такие громкие, чтобы становиться известными по всему миру. Два примера последних дней: на прошлой неделе нефтяному концерну "Сибнефть" Романа Абрамовича, чье запланированное слияние с ЮКОСом провалилось, было предъявлено требование доплатить налоги на 1,4 млрд долларов. За два дня до этого такое же требование было предъявлено аудиторской компании Deloitte & Touche, то есть впервые была затронута иностранная фирма, работающая в России. Схема всегда одна: Кремль использует налоговые органы для подавления политически неугодных противников. Либо запускается антикоррупционная кампания, таковые имеют в России давнюю традицию. Это тоже является методом, чтобы уничтожить независимых от власти людей и слои общества.

- После ареста Ходорковского в конце октября ходило много разговоров о том, какие причины сыграли решающую роль в его аресте. Что, по-вашему, было решающим: экономические или политические мотивы?

- Эти мотивы связаны между собой. Но решающими были, наверное, экономические мотивы. Главную роль в атаке на ЮКОС играют экономические враги концерна, т. е. другие энергетические концерны, которым непосредственно выгодна слабость ЮКОСа для перераспределения лицензий. Они используют правительство для продвижения своих интересов. Неудача слияния "Сибнефти" и ЮКОСа оказалась как нельзя на руку этим конкурентам. Мои коллеги и я представим по этой теме дополнительный материал на слушаниях 26 марта.

- Какую роль сыграла запланированная покупка американскими нефтяными гигантами Exxon Mobil и ChevronTexaco акций ЮКОСа, сейчас отложенная? Хотел ли Кремль не допустить, чтобы в будущем американцы участвовали в контроле над российскими нефтяными месторождениями?

- Сложно оценить, насколько был важен этот аспект. Нефтедобыча в России - это очень деликатная отрасль, поскольку от нее в большой степени зависит экспортная выручка и, следовательно, доходы государства. Поэтому на важных постах должны сидеть как можно более лояльные люди, которые следуют внешнеполитическому курсу Кремля. Но если бы речь шла лишь о покупке американцами акций, то Путин мог бы предотвратить ее просто одним властным словом. Ему для этого не понадобилась бы эта сложная шарада в форме долгого уголовного преследования.

- Ходорковский - это единственный из российских олигархов, кто активно занимается благотворительностью и тратит сотни миллионов долларов на то, чтобы, подобно Джорджу Соросу, развивать в России гражданское общество. Возможно, из-за этого Кремль стал опасаться за свою власть?

- У Ходорковского никогда не было политической власти в прямом смысле этого слова. Весной прошлого года его обвинили в том, что он якобы собирается "купить" депутатов Думы. Но это абсурд. Посмотрите на распределение мест в парламенте: верная Путину партия "Единая Россия" вместе со своими союзниками после парламентских выборов в декабре имеет большинство в две трети, т. е. Кремль и другие олигархи сами "купили" депутатов.

Принципиальный момент заключается в другом: Ходорковский был независимым и поэтому неконтролируемым членом гражданского общества. И он развивал это общество: при помощи своих денег он хотел поощрять самостоятельность и чувство ответственности у максимально возможного числа граждан, т. е. в конечном счете способствовать созданию буржуазии, независимого от власти слоя. Для социального устройства России, где подобного никогда не было, это было бы революцией. Но Путин вышел из идеологической школы КГБ. Его мировоззрение не позволяет ему мириться с независимыми от власти элементами общества.

- Во время своего последнего выступления в Берлине в сентябре 2003 года Ходорковский уже говорил о том, что Кремль будет его преследовать. Можно ли считать его стратегию - в отличие от Березовского или Гусинского, не бежать за границу, а вернуться в Россию и принять бой - в определенном смысле самоубийственной?

- Ни в коем случае. Ходорковский - страстный российский патриот: он хочет, чтобы его огромное состояние служило его Родине. Нельзя считать самоубийством, если человек за свои убеждения идет в тюрьму. Наоборот, этот шаг несет мощный сигнал, что его идеи должны жить. Поэтому Ходорковский отказывается от того, чтобы другие акционеры выкупили его путем продажи акций и дожидается начала судебного процесса. Тем самым он следует заветам Андрея Сахарова и Александра Солженицына, которые тоже ради свободы слова приняли на себя жертву - и решительно подорвали советскую пропаганду.

- Реакция Запада на арест Ходорковского была достаточно сдержанной. Вы сейчас ездите по западным столицам, чтобы подвинуть правительства на более решительные действия. Какие аргументы вы приводите?

- Обвинения против Ходорковского и его коллег совершенно необоснованны, и их арест не имеет никакой правовой базы - даже по российским законам! А нарушение прав человека - это вирус, который не останавливают границы. Поскольку Москва подписала Европейскую конвенцию по правам человека и вступила в партнерское соглашение с ЕС, дело Ходорковского перестает быть лишь внутренним делом России. Германия, как и другие страны ЕС, с правовой точки зрения обязаны выступить против этого. А Германия имеет большое влияние на Москву, и не только как важнейший торговый партнер, но и, например, через СМИ. Немецкая пресса - единственная, которую Путин читает до того, как ее отберет и скомпонует его окружение. Поэтому сдержанная реакция Берлина на действия Москвы удивляет, особенно если учесть, что Германия не стесняется критиковать, например, политику Вашингтона в Ираке.

Арест Ходорковского уже крайне отрицательно сказался на авторитете Путина и заставил насторожиться инвесторов. Скоро его стратегия, заключающаяся в использовании олигархов в качестве козлов отпущения, потерпит крах и в России. Потому что большая популярность, которую он еще имеет в обществе, связана с экономическим ростом, основанным на деньгах от продажи нефти. А цена на нефть на мировом рынке неизбежно опять упадет.

Источник: Netzeitung


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru