Архив
Поиск
Press digest
26 мая 2020 г.
9 ноября 2004 г.

Мариа Корби | La Stampa

Суха Арафат - "пасионария на каблуках"

Суха Арафат - это женщина, у которой хорошая память. Это касается не только номеров банковских счетов, где хранится сокровище Арафата, из-за которого в эти дни развернулась ожесточенная борьба между ней и руководством ООП. Суха не забыла также, как представители окружения ее мужа в течение многих лет мешали ей исполнять роль "первой леди" Палестины. Ее главный враг - Абу Мазен, автор мирных соглашений в Осло 1993 года, сам мечтающий стать лидером палестинцев. Именно ему были адресованы ее обвинительные слова: "Вы хотите заживо похоронить моего мужа".

Неприязнь жены Арафата к Абу Мазену (кстати, совершенно взаимная) возникла 11 лет назад, когда в Вашингтоне подписывались мирные соглашения. Суха тоже была готова ехать, у нее даже было официальное приглашение от Хиллари Клинтон.

Но, пока парикмахер делал ей шикарную, подобающую такому случаю, прическу, зазвонил телефон. Один из палестинских министров попросил ее срочно зайти и сообщил, что она никуда не поедет.

Запрет наложил лично Абу Мазен, который заявил Арафату: "Либо она, либо я".

Абу Мазен никогда не называет ее по имени, а тем более по ее новой фамилии. Он всегда говорит лишь "эта молодая блондинка".

Суха плачет, отчаивается, пытается доказать, что ее поездка будет растолкована как неуважение к Хиллари Клинтон. Бесполезно.

Но Суха так просто не сдается. Она договаривается с американскими телеканалами, чтобы комментировать событие из Туниса. Ее так много показывают по телевидению, что Арафат звонит ей и говорит: "Здесь показывают только тебя".

После этого отношения между Сухой и окружением Арафата превращаются в настоящую войну. Она обвиняет в коррупции некоторых ближайших соратников мужа, которые, по ее словам, строят себе золотые дворцы рядом с нищетой лагерей беженцев. Палестинский истеблишмент принимает решение, что пришло время ее убирать. Для этого им понадобится время, но, в конце концов, им это удалось. Они стремились не допустить, чтобы Суха превратилась в своего рода "палестинскую леди Диану". Она со своим характером, амбициями, любовью к роскоши, сама помогала им. По лагерям беженцев она разъезжала на своем BMW. Ее недоброжелатели злословили: "Она претендует на роль благодетельницы, но, когда они с мужем навещают раненых, Арафат их обнимает, а она сторонится, боясь к ним притронуться".

Тщеславие - одна из слабостей Сухи. Ей нравятся наряды, ей нравится всегда быть ухоженной, с высветленными волосами, тщательно выщипанными и крашеными бровями. Она хочет похудеть, но это ее желание не сильнее ее общеизвестного чревоугодия. Ее слишком много, как в смысле характера, так и физически, она не соответствует строгим канонам палестинской борьбы за независимость. Враждебные ей палестинские лидеры (практически все) называют ее "пасионария на каблуках". Помешанность на обуви делает ее похожей на другую примадонну, тоже очень нелюбимую своим народом, супругу филиппинского диктатора Имелду Маркос. Именно с ней ее однажды сравнил Арафат, когда увидел очередную пару босоножек. На что Суха ему ответила: "У Имелды было две тысячи пар, у меня лишь двадцать".

С тех пор количество, наверное, увеличилось, и на много, если верить тому, что говорят о ней и ее страсти к шопингу, которая заставляет ее опустошать магазины на парижской улице Фобур Сент-Оноре. Среди сумасшедших покупок, которые ей приписывают, - сумка от Bulgari за шесть тысяч евро. Сама Суха редко ходит в бутики, боясь быть сфотографированной. Бутики сами приходят к ней, в ее роскошную резиденцию на окраине городка Нейи, обставленную итальянским архитектором.

А раньше Суха жила в гостинице "Бристоль", находящейся в нескольких шагах от Елисейского дворца, в апартаментах из 19 комнат по цене 16 тыс. евро за ночь. Неподъемная сумма, которая не вписывается даже в щедрые 100 тыс. евро в месяц, которые она получает начиная с апреля 2001 года, когда она уехала из Газы в Париж. Отъезд она объясняла желанием, чтобы их дочь Завха, родившаяся в 1995 году, росла там, где нет войны.

Но многие думают, что переезд был связан с неспособностью Сухи жить в лишениях, в условиях постоянной опасности, без удобств, к которым она привыкла. В Газе Суха отказывалась жить в спартанском убежище своего мужа и переехала на верхний этаж, который обустроила в эклектичном стиле восточной и западной роскоши. Это похоже на кабаре, говорил недовольный Арафат.

Суха больше не может терпеть. Она совершает много ошибок. В интервью одной египетской газете она пожаловалась, что муж не уделяет ей достаточного внимания, что он никогда не дарит ей украшения и постоянно оставляет одну. "Когда я говорю ему, что мне не хватает внимания, он мне дарит воспоминания и символы палестинской революции. Последние силы Суха потратила, выступая против советников Арафата. "Настоящие враги моего мужа - это они", - говорила она.

Затем, она уезжает в Париж. Как казалось, поверженная.

Источник: La Stampa


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru