Архив
Поиск
Press digest
9 апреля 2021 г.
9 ноября 2011 г.

Юлия Йоффе | Foreign Policy

Сначала пришли за журналистами

Год назад был жестоко избит журналист Олег Кашин, напоминает корреспондент Foreign Policy Юлия Йоффе. После таких побоев мало кто остается в живых, отмечает она.

"Тремя годами раньше в небольшом подмосковном городе подвергся нападению Юрий Червочкин, активист радикальной НБП", - напоминает автор. После первого же удара он впал в кому и спустя три недели скончался. "Кашину, который в свое время написал о смерти Червочкина, повезло больше", - отмечает Йоффе. Сам Кашин сказал ей в интервью, что уцелел благодаря везению и наследственному крепкому здоровью.

Но, по мнению автора, Кашину помог и тот факт, что он не маргинал, не радикальный активист, а знаменитый блогер и журналист крупной газеты. Владелец газеты, магнат Алишер Усманов, привез на самолете некого российского нейрохирурга, который тогда находился в отпуске. Кашину бесплатно сделали операцию четыре крупных хирурга.

"Кашину помог и его широчайший круг знакомств - он всегда был самым общительным московским журналистом", - пишет Йоффе. Об избиении уже через час сообщил в блоге его друг, живущий неподалеку. Другой друг передал новость Наталье Тимаковой, пресс-секретарю Медведева. "Тимакова посреди ночи разбудила Медведева, и шокированный президент пообещал через "Твиттер", что преступников найдут. Днем он поручил генпрокурору взять дело под его личный контроль", - говорится в статье. Через несколько месяцев Медведев лично пообещал Кашину (со слов последнего) поотрывать головы преступникам.

"Но, несмотря на все это, спустя год после нападения не только голов не оторвали, но и тела, увенчанные этими головами, до сих пор не схвачены", - говорится в статье. По мнению Йоффе, исход дела предсказуемый, но глубоко шокирующий, если учесть силу возмущения и искренность реакции властей. Несмотря на вмешательство известных людей и больших денег, а также широкое освещение факта государственными СМИ (чего не было в делах Политковской, Бекетова, Хлебникова и Червочкина), дело Кашина превратилось в "висяк", как и дела вышеупомянутых журналистов и активистов.

По данным автора статьи, Кашин, как только вышел из комы, прилагает все усилия для помощи следствию. В феврале его направили в научный институт в структуре МВД на процедуру под названием "стимуляция памяти". "Это особняк без вывески. Работают там люди, внешне похожие на ясновидящих: зеленые ногти, безумный макияж. Со мной работала дама-подполковник, защитившая диссертацию по биологии", - поведал Кашин. Как он рассказывает, его погрузили в транс, и он описал лицо одного из нападавших (второго он рассмотреть не успел). Ранее он уже описывал этого человека следователю. По словам Кашина, фотороботы, составленные по этим описаниям, мало различались.

Следователи также подробно опрашивали друзей и жену Кашина. "Некоторые говорят, что от них допытывались, а что такое, собственно, "блог", - пишет автор.

Весь год Кашин твердил, что удовлетворен ходом расследования - он контактировал со старшим следователем, генералом Сергеем Голкиным. "Обычно люди жалуются, что их показания не записывают, что следователи проявляют безразличие. Ничего такого не было. Все записывалось, все проверялось. Мне, честно, было не на что жаловаться", - заметил Кашин.

"Однако тот факт, что выбор пал на Голкина, должен был стать для Кашина зловещим предвестьем", - пишет Йоффе, поясняя, что Голкин ранее вел дела об убийствах Политковской и Хлебникова. Сам Голкин, по словам Кашина, говорил ему о других делах: "Судьи - дилетанты, и моих доказательств им недостаточно". Но, по мнению автора, нельзя стать генералом в системе, не понимая, в чем состоят ее приоритетные задачи и сколько энергии стоит тратить на их осуществление.

По мнению сторонников Кашина, его избили за журналистскую деятельность, в том числе за крайне желчные записи в блогах. Нападавшие, вероятно, были футбольными фанатами, которых часто нанимают кремлевские молодежные движения, как писал и сам Кашин. По некоторым сведениям, Голкин допросил высокопоставленных представителей "Молодой гвардии" и "Наших". "Обе организации признались, что либо следили за Кашиным неделю перед нападением, либо пытались выяснить его домашний адрес", - говорится в статье. Они объяснили это тем, что хотели пригласить Кашина в гости к псковскому губернатору Турчаку - тому самому Турчаку, которого Кашин ранее назвал оскорбительным словом.

Турчак потребовал извинений, Кашин так и не извинился, хотя их пытались помирить. По словам Кашина, в сентябре люди стали поговаривать, что Турчак жаждет мести. "Турчак также имел отношение к "Молодой гвардии", которая открыто пригрозила Кашину на своем сайте", - пишет журнал.

Кашин, кроме того, много и жестко писал о движении "Наши". "Пока Кашин находился в состоянии комы, в российской прессе открыто дебатировалась версия о роли Василия Якеменко, лидера движения, в нападении. Но спустя 10 дней после избиения Кашина Путин пригласил Якеменко в свой кабинет, чтобы поговорить о физкультуре. В России подобные сигналы сами за себя говорят, и система реагирует соответственно - волынит и тормозит следствие. Ополчаться на людей из окружения Путина - напрасный труд", - говорится в статье.

По данным издания, около месяца назад дело Кашина внезапно забрали у Голкина и передали другому следователю. "Затем Голкин прислал Кашину СМС с советом заново дать показания о "Молодой гвардии" и "Наших" - на случай, если вдруг потеряются", - утверждает автор.

"Да, я параноик, но тот факт, что следователя сменили через две недели после съезда "Единой России"... Возможно, есть связь", - сказал Кашин в интервью. Обещание наказать нападавших исходило от Медведева, но он теперь "хромая утка".

Кашин теряет надежду на следствие, продолжает Йоффе. Он отыскал нового следователя, Николая Ушаповского, сам позвонил ему и предложил встретиться. Тот, по словам Кашина, ответил, что пока не прочел дело. "Прошло две недели. Похоже, он долго будет его читать", - сказал Кашин.

Когда Кашин находился в коме, наблюдатели уверенно говорили: даже если исполнителей преступления найдут, его заказчиков никогда не накажут, "поскольку это слишком важные люди и их ограждает железная верность Путина или другого могущественного лица", пишет автор. Число убитых или избитых журналистов намного превышает количество раскрытых дел. На прошлой неделе Павел Гусев, редактор "МК", объявил, что с января по октябрь нынешнего года более 150 журналистов получили угрозы или подверглись нападениям.

Кашин почти перестал верить в то, что нападавших, не говоря уж о заказчиках, поймают. Хорошо еще, что он жив, может передвигаться, работает и не страдает от боли. Большинству жертв подобных нападений повезло меньше. Но все же случившееся изменило его жизнь: потеря фаланги пальца, титановые протезы, частичный паралич нижней губы, пишет журналистка.

"Чего я по-настоящему боюсь, так это что пройдет еще год, и об этом событии никто не будет помнить, кроме меня, никто не будет им интересоваться, и для всех остальных я буду психом, помешанным на какой-то старой истории", - говорит Кашин в интервью.

Как бы то ни было, 6 ноября, в годовщину избиения, Кашин и его коллеги устроили пикет у Центрального управления внутренних дел, требуя раскрыть преступление. "Это была в равной мере встреча друзей и демонстрация солидарности с коллегой, что для российских журналистов равно важно и равно позволяет не чувствовать себя абсолютно незащищенными", - говорится в статье.

"Но не у всех есть даже такая примитивная защита. Мать Червочкина устроила сходную акцию протеста во вторую годовщину смерти сына. Никто, кроме нее, не пришел, а ее быстро задержали", - пишет Йоффе.

Источник: Foreign Policy


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru