Архив
Поиск
Press digest
19 июля 2019 г.
9 ноября 2015 г.

Нил Макфаркуар | The New York Times

Подтверждение террористической атаки на самолет может поддержать готовность Путина к решительным действиям в Сирии

"Главный колокол Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге в воскресенье прозвонил 224 раза - по каждой жертве крушения российского чартерного рейса в Египте неделю назад", - пишет Нил Макфаркуар в The New York Times.

Хотя президент Владимир Путин и его помощники сначала с возмущением отвергали подозрения, что имел место теракт, Кремль с тех пор, очевидно, стал серьезнее воспринимать идею о предполагаемой бомбе: в пятницу вечером были приостановлены полеты россиян в Египет и организована срочная эвакуация; к воскресенью 11 тыс. россиян вернулись на родину, отмечает журналист.

По прогнозам аналитиков и экспертов, если версия о теракте подтвердится, это только укрепит решимость Путина еще активнее вмешаться в ближневосточные события, говорится в статье.

Во-первых, отмечает Макфаркуар, теракт против гражданского авиалайнера подтвердит то, что российские интересы уже находятся под угрозой, - и может заставить Россию еще активнее атаковать "Исламское государство" (запрещенное в РФ. - Прим. ред.).

Во-вторых, вторжение Путина в Сирию было воспринято как попытка России продемонстрировать возвращение себе статуса мировой державы, а поворот назад после первой неудачи перечеркнет это впечатление, полагает Макфаркуар.

В-третьих, российский лидер утверждал, что Запад и в особенности США вскоре после "арабской весны" бросили на произвол судьбы своих арабских союзников. Россия же много десятилетий имеет единственного союзника в регионе - ныне осажденную Сирию, а также Путин ищет расположения египетского президента аль-Сиси. "Теракт, совершенный врагами египетского правительства, скорее всего, укрепит, а не ослабит эти усилия", - говорится в статье.

"Если это был теракт, то это повышает ставки и связывает сирийскую операцию с большими потерями, - считает политический аналитик Владимир Фролов. - Это также доказывает точку зрения, что террористы должны быть уничтожены раньше, чем они придут на нашу землю". По его словам, проблема в том, что "при помощи нынешней российской стратегии нельзя победить "Исламское государство".

Макфаркуар напоминает, что стратегия заключается в поддержке с воздуха крайне слабой армии Асада, которая должна сама перейти в наступление на противников, включая ИГИЛ.

Алексей Макаркин, аналитик Центра политических технологий, усматривает две основные возможности для России. Во-первых, "Россия может активизировать сирийскую операцию, послать туда больше военных и добровольцев для поддержки Асада", и это, видимо, ухудшит и без того напряженные отношения с Западом. Второй сценарий: "борьба с "Исламским государством" станет приоритетной по отношению к поддержке Асада". "В этой ситуации Россия заставит Асада сделать шаги в сторону создания переходного правительства", - считает Макаркин.

Политолог Станислав Белковский утверждает, что Путин вторгся в Сирию для удовлетворения собственных международных политических амбиций и, следовательно, будет отрицать все, что позволяет предположить, что простые россияне могут заплатить за эту авантюру.

Власти "не хотят связывать авиакатастрофу с Сирией, потому что тогда придется отвечать на вопрос, для чего Россия вообще полезла в Сирию и действительно ли отвечает такой шаг интересам государства", - сказал Белковский в эфире "Дождя".

На прошлой неделе кто-то пустил плавать два простых деревянных гроба в канале в Санкт-Петербурге - на них было написано "За что?" и "Для кого?", повествует журналист.

Но у Кремля есть один важный рычаг в формировании общественного мнения: раздутые пропагандой антизападные настроения. "Сторонники Кремля быстро представили крушение самолета как очередной пример преступных действий Запада", - пишет Макфаркуар, напоминая о версии информагентства "Спутник" о причастности к катастрофе британских спецслужб.

МИД РФ предположил, что Запад утаивает информацию о крушении A321, и это отражает недоверие между двумя сторонами, говорится в статье: США выражали подобные подозрения после взрыва на Бостонском марафоне, который учинили братья - уроженцы российского Кавказа.

Однако некоторые аналитики говорят, что медленная реакция Кремля отражает собственную осторожность Путина и желание не навредить Египту: россияне составляют около трети из 9 млн туристов, которые посещают эту страну ежегодно, а, кроме того, для России важно иметь сильного суннитского союзника, в то время как она состоит в альянсе с двумя шиитскими правительствами - Ираном и Сирией - в борьбе с джихадистами-суннитами.

"Как бы то ни было, многие ожидают мощного ответного удара в Сирии, если крушение самолета окажется связанным с "Исламским государством", - говорится в статье.

"Теракт против российских граждан - это объявление войны всем россиянам, - заявила политолог Татьяна Становая. - Сирийская кампания, таким образом, становится не только делом амбиций Путина, но и делом национального реванша".

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru