Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
9 сентября 2004 г.

Маркус Венер | Frankfurter Allgemeine

Путин чувствует себя обманутым

Владимир Путин обижен. Обижен на Запад. В понедельник он созвал на конференцию в Москву 40 западных ученых и журналистов, чтобы сообщить об этом. По словам Путина, многие политики на Западе делают любезное лицо и дружелюбно улыбаются, однако за спиной действуют совсем по-иному. Об этом сообщает германский эксперт по России Александр Рар, который присутствовал на встрече.

Российский президент чувствует себя обманутым. Он пожаловался на то, что западные политики поддерживают Аслана Масхадова и предоставляют его соратникам политическое убежище.

Ведь Россия пошла навстречу Западу, смирилась с расширением НАТО на Восток. Однако спустя три или четыре дня после вступления в альянс новых членов НАТО провело в балтийских государствах контрольные полеты вдоль границы с Россией.

Как это понимать, если не как провокацию, задался вопросом Путины. Президент говорил очень эмоционально. "Там много накопилось", - говорит Рар. Он думал о том, почему Запад ведет себя так, сказал Путин. И пришел к выводу, что Западу не нужна сильная Россия.

Никаких переговоров с убийцами детей

На вопрос, почему он не ведет переговоры с Масхадовым, Путин ответил, что он не будет разговаривать с "убийцами детей". Присутствующих журналистов он призвал больше не называть этих людей "повстанцами".

Накануне, в своем обращении к нации после окончания драмы с заложниками, Путин заявил о заговоре против России. По его словам, одни хотят оторвать от России "жирный кусок", а другие им в этом помогают, полагая, что Россия, как одна из крупнейших ядерных держав по-прежнему представляет опасность, которую необходимо устранить.

Хотя в течение продолжавшейся почти четыре часа встречи с иностранными гостями он не стал повторять своих слов, однако сказал: "Вы не понимаете, что произойдет, если мы, как ядерная держава, потерпим крах".

Реформа аппарата безопасности

По словам Путина, "капитуляция" в Чечне в 1996 году была ошибкой. После этого Чечню поделили между собой арабские полевые командиры.

Он признал, что коррупция в армии и милиции является большой проблемой, однако отверг критику своей политики в Чечне, заявив: "80% чеченцев меня поддерживают".

На вопросы о манипуляциях на выборах и референдумах в Чечне, он ответил: "Я самый либеральный в политическом руководстве. Другие вообще не хотят никаких выборов".

Политика чеченизации будет продолжаться, лояльные чеченцы должны занять руководящие политически посты, российские солдаты должны вернуться в казармы.

О том, как он собирается реформировать свой аппарат безопасности, который проявил несостоятельность в ходе событий в Беслане, Путин говорить не стал.

Борьба с коррупцией

В среду об этом совещались в Кремле. Крупная реформа требует времени и денег, но главное - политической воли. Для борьбы с коррупцией для плохооплачиваемых милиционеров и солдат нужно предусмотреть больше денег в бюджете.

Реорганизация правительства в Москве не ожидается. Очень маловероятно, что после драмы с заложниками в Беслане уйдет кто-нибудь из близких соратников Путина, например, Николай Патрушев или Сергей Иванов, говорит социолог Ольга Крыштановская. "Вероятно, ответственность возложат на подчиненных", - считает она.

Путин очень осторожен в обращении со старыми кадрами. В отличие от Ельцина, который их увольнял и предоставлял самим себе, Путин следит за тем, чтобы против него не сформировался враждебный лагерь униженных и оскорбленных. Он обеспечивает уволенных другими высокими постами, где они продолжают пользоваться привилегиями элиты. "Это тоже одна из причин, почему в России больше нет оппозиции", - говорит Крыштановская.

Никакого общественного давления

В отличие от западных стран, Путин не испытывает на себе общественного давления, даже после бюрократического хаоса. "Он до сих пор неприкосновенный президент, - говорит политолог Борис Макаренко. - Для многих он - единственная надежда. И общество не хочет лишать себя этой надежды". Захват заложников еще раз показал, что в России ни партии, ни парламент не играют никакой роли. Однако критика в адрес спецслужб, которая звучит все громче, рано или поздно может поставить на повестку дня и вопрос об ответственности президента, говорит Макаренко.

Однако этого не предвидится. Антитеррористическая демонстрация в Москве была абсолютно советским мероприятием, говорит Владимир Рыжков, один из немногих оставшихся либеральных депутатов в парламенте. На нее демонстрантов свозили на автобусах. На предприятиях и в университетах руководство давало понять сотрудникам и студентам, что они все же должны принять участие в митинге. На нем произносились военные речи, вспоминали победу над фашизмом. Играли песню "Вставай страна огромная, вставай на смертный бой".

При этом в Кремле царит сонная атмосфера. Кто-то идет в отпуск, кто-то возвращается. Чрезвычайной ситуации не чувствуется. "Российское правительство не ощущает, что это его кризис, - говорит Крыштановская. - Конечно, мы оплакиваем детей. Однако Северный Кавказ - это почти как другое государство, в любом случае, нечто далекое".

Источник: Frankfurter Allgemeine


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru