Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
9 сентября 2014 г.

Брет Стивенс | The Wall Street Journal

Чего хочет Владимир Путин?

"Владимир Путин нацелен восстановить царскую Россию. Он хочет отомстить за историческое унижение, каковым в его глазах был распад СССР. Он должен делать то, что должен, чтобы оставаться у власти, возможно, до конца жизни, вгоняя, если потребуется, россиян в националистический раж. И он хочет получить от всего этого удовольствие", - старается истолковать намерения Владимира Путина журналист The Wall Street Journal Брет Стивенс.

"Все это так, - пишет Стивенс. - Но, может быть, Путин преследует более крупную дичь. И, может быть, наша неспособность представить, что Путин думает о себе самом, объясняет нашу постоянную неспособность предсказать его шаги и умерить его амбиции".

"Какой роман - моя жизнь", - заметил Наполеон на острове Святой Елены. "Представим, что Путин тоже проживает свою жизнь, как роман. Как он напишет следующую главу?" - интересуется журналист.

"Есть предположение, что не трясясь от страха по поводу того, что новый раунд санкций разожжет третью русскую революцию или НАТО остановит его от очередного наступления на Украину или на другого соблазнительного соседа. Есть причина, по которой люди в ударе никогда не останавливаются: audentes fortuna juvat - смелым помогает фортуна", - говорится в статье.

Владимиру Путину фортуна явилась в образе Обамы, полагает автор статьи: американский президент неизбежно должен был показаться российскому коллеге типичным самовлюбленным либералом, вполовину не таким умным и вдвое большим слабаком, чем сам о себе думает. "Никакие действия Обамы с момента его вступления в должность не заставили Путина усомниться в этом впечатлении", - говорится в статье.

К другим благоприятным факторам можно отнести высокие цены на энергоресурсы, слабые темпы экономического восстановления Европы и возвращение политики нетерпимости в Европу.

"Все это ветер, который наполняет паруса Путина, и в заявлениях о том, что в долгосрочной перспективе Россия находится в упадке и, может быть, обречена, пользы нет", - констатирует Стивенс.

Так чего же хочет Владимир Путин? "Не может быть, чтобы это были деньги, власть или земли: все это у него и так имеется в неограниченных количествах", - полагает журналист.

По его мнению, речь молодого Авраама Линкольна, произнесенная в 1838 году в мужском лицее города Спрингфилд, помогает лучше понять мотивацию российского президента. В мире есть те, чьи амбиции можно утолить "губернаторским или президентским креслом", утверждал Линкольн. Однако не все люди таковы: "Думаете, эти места удовлетворят Александра, Цезаря или Наполеона? Никогда!"

"Путин никакой не Бонапарт, - уверен Стивенс. - Однако создается впечатление, что он возомнил себя таковым. Запад, продолжающий проводить политику беззубой оппозиции и фактического потворства, подпитывает его тщеславие, амбиции и иллюзии".

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru