Архив
Поиск
Press digest
28 января 2020 г.
9 августа 2017 г.

Гленн Кесслер | The Washington Post

Трамп, Россия и фирма бывших журналистов, собирающая материалы о политических соперниках

В рубрике "Проверка фактов" The Washington Post разбирается, соответствуют ли действительности слова пресс-секретаря Белого дома, прозвучавшие 1 августа. Постоянный автор рубрики, журналист Гленн Кесслер анализирует различные высказывания и сообщения, а затем оценивает их по четырехбалльной "шкале Пиноккио" - по степени достоверности или недостоверности.

Пресс-секретарь Белого дома Сара Хакаби Сандерс заявила 1 августа на брифинге для журналистов: "Фирма Fusion GPS, связанная с демократами, на самом деле брала деньги у российского правительства, пока создавала фальшивое досье, которое сделалось основой для всех фейковых новостей про скандал вокруг России".

Президент Трамп также выложил в "Твиттер" ссылку на статью о Fusion GPS: "Другими словами, на выборах 2016 года Россия была против Трампа - а почему нет, я хочу сильную армию и низкие цены на нефть. Охота на ведьм!"

Кесслер размышляет, достоверны ли утверждения Хакаби Сандерс.

"Будь это роман, можно было бы утверждать, что сюжетный ход неправдоподобный: та же самая фирма, которая вдохновляла фривольное досье о новом президенте и России, в то же самое время работала на заинтересованные круги, связанные с Россией. Но стоп - это же Вашингтон", - пишет автор. Он поясняет, что некоторые лоббистские и исследовательские фирмы работают на любого, кто их наймет, вне зависимости от его партийной принадлежности.

Автор останавливается на двух из многочисленных клиентов Fusion. Некий спонсор Республиканской партии пожелал провести так называемое "исследование политических соперников" в отношении Дональда Трампа. А американская "юридическая фирма Baker & Hotstetler нуждалась в помощи в связи с тяжбой, в которой она защищала компанию, принадлежащую россиянину", - говорится в статье.

Когда Трамп стал кандидатом от Республиканской партии, клиент-республиканец потерял интерес к исследованию. "Однако весной 2016 года Fusion удалось убедить спонсоров Хиллари Клинтон продолжить финансирование исследования. В июне Fusion наняла экс-сотрудника MI-6 Кристофера Стила, известного своими контактами в России, и Стил составил серию фривольных служебных записок, где утверждалось, что у Кремля есть материалы для шантажа Трампа, а записки попали к журналистам, конгрессменам и в ФБР", - говорится в статье.

Автор переходит ко второму клиенту: "В начале 2014 года Baker & Hotstetler наняла Fusion для содействия защите по гражданскому иску, который правительство США подало к Prevezon Holdings, обвиняя ее в мошенничестве. В 2013 году власти обвинили Prevezon в получении доходов от схемы по обманному получению 230 млн долларов из российской казны и отмывании незаконных доходов через покупку недвижимости на Манхэттене. Prevezon принадлежит Денису Кацыву, сыну высокопоставленного российского правительственного чиновника".

Уильям Браудер, глава Hermitage Capital Management, "нанял российского налогового бухгалтера Сергея Магнитского для расследования предполагаемой кражи у своих российских компаний, но Магнитский был арестован и в 2009 году умер в тюрьме при подозрительных обстоятельствах. Кампания Браудера по делу Магнитского побудила Конгресс принять "Закон Магнитского" от 2012 года, который запрещает российским официальным лицам, считающимся причастными к смерти юриста [т.е. Магнитского - Ред.], въезжать в США и пользоваться их банковской системой. В ответ Россия запретила американцам усыновлять российских детей", говорится в статье.

Итак, Fusion выполняла два разных задания для разных клиентов. "Но затем сюжетные линии пересеклись", - пишет автор.

"В центре работы Стила на Fusion были деловые операции Трампа в России. А в июне 2016-го люди, работавшие на Prevezon - и выступавшие против "Закона Магнитского", - встретились с сотрудниками избирательного штаба Трампа", - говорится в статье.

"Prevezon пыталась взять реванш над Браудером - основным свидетелем по делу со стороны правительства - утверждая, что Магнитский помогал ему в афере, а не разоблачал преступления. Итак, Fusion поручили найти информацию, чтобы опровергнуть историю, которую Браудер рассказал американским законодателям и чиновникам о деле Магнитского", - пишет автор, ссылаясь на заявления фирмы.

"Информация, которую Fusion раскопала в ходе тяжбы, тоже стала элементом лоббистской кампании против "Закона Магнитского", - пишет автор. Но, на его взгляд, почти нет доказательств того, что Fusion сама участвовала в этой кампании.

Возвращаясь к заявлению пресс-секретаря Белого дома, Кесслер отмечает: хотя один из партнеров по Fusion Питер Р. Фрисч в 2016 году жертвовал деньги на кампанию г-жи Клинтон, это еще не значит, что фирма работает только на демократов или "связана с демократами".

"Более того, нет доказательств, что Fusion брала деньги у российского правительства. Она работала на американскую юридическую фирму, которую наняла компания россиянина, отец которого - правительственный чиновник", - говорится в статье.

"И, наконец, Fusion наняла Стила для составления досье в интересах другого клиента, а не российского правительства. Разведслужбы США предостерегали о российских попытках повлиять на выборы задолго до того, как досье было предано огласке. Итак, досье не является источником "фейковых новостей о скандале вокруг России", - говорится в статье.

"Российские организации были причастны к делу, но в данный момент нет никаких доказательств того, что российское правительство оплачивало работу Fusion в целях защиты Prevezon в то же самое время, когда Fusion расследовала деловые операции Трампа в России", - заключает автор. Он оценивает заявление пресс-секретаря Белого дома в "три Пиноккио". На сайте газеты поясняется, что "три Пиноккио" - это "серьезные фактические ошибки и/или очевидные противоречия".

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru