Архив
Поиск
Press digest
13 декабря 2019 г.
9 февраля 2018 г.

Артем Лукин | The Washington Post

Путин делает ставку на "Шелковый путь"

"В сентябре 2013 года, когда президент Китая Си Цзиньпин выдвинул концепцию "Экономический пояс Шелкового пути", Москва испытала дурные предчувствия", - пишет в своей статье, опубликованной в The Washington Post, российский политолог Артем Лукин (Дальневосточный федеральный университет, Владивосток).

Кремль опасался конкуренции со своим проектом - Евразийским экономическим союзом, поясняет автор.

"Но украинский кризис 2014 года изменил расчеты Кремля. Конфронтация с Западом и ухудшение состояния российской экономики, спровоцированное санкциями по инициативе США и падением цен на нефть, почти не оставили Москве выбора. Еще одним ударом стала утрата Украины как потенциального участника договоренностей об интеграции по инициативе России", - продолжает автор.

"Поскольку у России не было достаточно крупного рынка для создания своей жизнеспособной геоэкономической зоны, у нее остался только один вариант - переместиться на экономическую орбиту другой страны", - считает автор.

Лукин полагает: хотя Москва хвалит китайский план "Один пояс и один путь" (выдвинутое КНР предложение объединенных проектов "Экономического пояса Шелкового пути" и "Морского Шелкового пути XXI века". - Прим. ред.), она стремится не допустить китайского геополитического господства в континентальной Евразии и продвигает свою концепцию "большого евразийского партнерства" или "Большой Евразии".

Автор полагает: поскольку в торгово-финансовой сфере в Евразии Россия намного слабее, чем Китай, зато традиционно сильна в военно-политической и дипломатической сферах, "Москва, оставляя экономические инициативы на откуп Китаю, стремится к роли главного архитектора евразийского порядка в сферах политики и безопасности - порядка, который отражал бы ее предпочтения и совпадал с базовыми интересами крупных держав континента".

"Большая Евразия", состоящая из самых мощных незападных стран Евразии, мыслится как антитеза мировому порядку под западным господством", - пишет автор.

По мнению политолога, страны Центральной Азии опасливо относятся к призывам Китая создать зону свободной торговли, а их население проявляет сильную синофобию.

"Страны Центральной Азии не собираются бросать Россию, предпочтя Китай. Скорее всего, они будут еще сильнее нуждаться в Москве, чтобы застраховать себя от растущего экономического влияния Китая", - заключает автор.

Автор напоминает: "Китай объявил себя "приарктическим государством" и намеревается проложить "Полярный Шелковый путь". По мнению автора, Россия относится к этому двойственно: "С одной стороны, она считает Крайний Север заповедной территорией, которая критически важна для безопасности и национальной идентичности страны". С другой - экономический рост России все больше зависит от освоения ресурсов Арктики, а Китай, видимо, - единственный источник их финансирования.

Автор заключает: на данный момент Москва мирится с "Шелковыми путями" Китая, сочтя, что потенциальная выгода перевешивает риск.

"Китайско-российская ось, помимо отношения к США как к общему противнику, упрочивается предполагаемыми личными дружескими связями между Путиным и Си", - считает автор.

"Однако их дружеская близость не может замаскировать тот факт, что экономика Китая в восемь с лишним раз превышает российскую, причем разница продолжает увеличиваться. Посмотрим: может быть, в долгосрочной перспективе эта экономическая асимметрия переродится в политическое неравенство, и Россия сделается второстепенным государством близ "Шелковых путей" Китая", - пишет он.

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru