Архив
Поиск
Press digest
24 ноября 2017 г.
9 марта 2005 г.

Ни в одной стране мира женщины-камикадзе не свирепствовали так, как в России. Но что заставляет чеченских женщин взрывать себя и сотни невинных жертв?

В июле 2001 года Айзан Газуеву вызывают в военную комендатуру Урус-Мартана. Она надеется, что сможет забрать домой своего мужа Алихана, арестованного во время одной из зачисток. Молодую чеченку принимает окружной комиссар Гейдар Гаджиев. Рядом с ним стоит Алихан, изуродованный и едва в сознании. Айзан умоляет отпустить мужа, но Гаджиев, решает дело по-своему: он вспарывает пленному живот, хватает Айзан за волосы и головой сует во внутренности. Алихан умирает на глазах жены.

Со ссылкой на источник в МВД Чечни московская журналиста Юлия Юзик описала этот страшный эпизод в своей книге "Невесты Аллаха". 23-летняя журналистка тщательно реконструировала жизни более двух десяткой чеченских женщин-камикадзе. Айзан Газуева была одной из первых так называемых "черных вдов". Четыре месяца спустя после смерти своего мужа он отомстила: 29 ноября она со взрывчаткой бросилась на Гейдара Гаджиева.

Справедливое наказание для мучителей?

"Судьба Айзан Газуевой всех нас очень тронула", - говорит чеченская правозащитница Либкан Базаева. По ее словам, она не знает никого, кто бы ни сочувствовал Айзан, ведь Гейдар Гаджиев был известен своим чрезвычайно жестоким обращением с пленными. "Свидетели рассказывали мне, что он собственноручно избивал и расстреливал мужчин, потому что это явно доставляло ему удовольствие", - говорит Базаева. Многие жители столицы считали теракт справедливым наказанием. По сообщениям, Айзан предупредила мелких торговцев на площади перед комендатурой: "Пожалуйста, уходите отсюда. Сегодня я ему (Гаджиеву) не дам так просто уйти".

Кровавый след камикадзе

За последние четыре года чеченцами было совершено около 25 крупных терактов с участием камикадзе - более половины из них выполнили женщины. Повстанцы Шамиля Басаева и правоверные вдовы, "боевики" и "шахидки", - это рабочие и колхозницы чеченского терроризма. Теракты унесли жизни сотен людей, конца насилию не видно.

Большой блеф

Что заставляет в большинстве своем верующих мусульманских женщин, таких, как Айзан, убивать себя и других - несмотря на то, что для обычных самоубийц по Корану двери в рай закрыты? Может это современный вариант традиционной кровной мести, которая наряду с исламским шариатом по-прежнему играет существенную роль в республике, где доминирует клановая структура? В течение года Юлия Юзик ездила по Чечне и опрашивала родственников женщин-камикадзе, а также сотрудников спецслужб. Она утверждает: "Из десяти шахидок лишь одна действует из убеждения и хочет отомстить любой ценой, даже ценой собственной жизни ".

Остальные девять, по словам Юзик, становятся жертвами искусного обмана. Будь то беспринципные дельцы или верующие ваххабиты, сепаратистские боевики или собственные отцы, братья и мужья - почти всегда молодых женщин или вдов для выполнения смертельного задания вербуют мужчины. Поскольку будущие камикадзе зачастую состоят со своими вербовщиками в родственных отношениях или эмоционально связаны с ними, они, как правило, даже не принимают во внимание возможность отказаться - и это несмотря на то, что передаваемый устно моральный закон "Адат" не предусматривает участие женщины в джихаде или в исполнении мести.

Некоторых "невест Аллаха" насильно заставляют выходить замуж, похищают, вырывают из их привычной среды и полностью изолируют. Затем в вакууме одиночества и религиозной обработки женщин подготавливают к выполнению задач. При этом явно используются и наркотики. По словам Юзика, представители российских спецслужб утверждают, что почти всех женщин-камикадзе накачивают наркотиками. Остатки психотропных препаратов, среди прочего, якобы были обнаружены в останках двух женщин, взорвавших себя на концерте в Тушино в июле 2003 года. По словам спецслужб, следы наркотиков обнаружены также у многочисленных террористок, которые совершили теракты на российских военных постах и в отделениях милиции. Считается доказанным, что во время длительных по времени захватов заложников, таких, как в "Норд-Осте" и в Беслане, террористы принимают стимуляторы, чтобы сохранить контроль над ситуацией.

"Они не в отчаянии"

Российские СМИ, которые почти полностью находятся под контролем правительства, в большинстве своем присоединяются к теории, что черными вдовами манипулируют. "Шахидки - это прежде всего самоубийцы", - говорится в анализе Агентства политических новостей (АПН). Поэтому их подготовка - это ничто иное, как доведение до самоубийства, основывающееся на искусстве убеждения и осуществляющееся техническими средствами, говорится в лаконичном объяснении. Те черные вдовы, которых смогли схватить до осуществления теракта, не производили геройского впечатления. В суде они надеются на снисхождение и смягчение наказания. Они не в отчаянии".

Уве Хальбах, эксперт по Кавказу из берлинского "Фонда науки и политики", подтверждает, что женщинами-камикадзе манипулируют и их вербуют активисты джихада. Однако, по его словам, большинство женщин действуют по личным мотивам - в результате своего личного скорбного опыта и пережитого в ходе анти-террористических операций насилия. Кроме того, "в ходе войн погибло или исчезло столько мужчин, что женщины стали выполнять их роль и брать на себя осуществление мести".

Последнее подтверждает и журналистка Юзик: "Жизнь женщины в чеченском обществе не имеет особой ценности. Но десять лет войны заставили женщин играть более активную роль. Оставшись без отцов, братьев и сыновей, они начали вмешиваться в общественно-политические процессы. Женщины участвовали в спецоперациях, и у них развилось самосознание".

В рай на дистанционном управлении

Несмотря на это, некоторые террористки в последнюю секунду передумывают и не хотят взрывать ни себя, ни других. Тогда, по словам Юзик, нередко их "тренеры" взрывают их дистанционно, как в случае с 16-летней Заремой Инаркаевой. В феврале 2002 года девушка должна была взорвать в отделении милиции Старопромысловского района заряд из семи килограммов тротила. Вместо того чтобы, как уговорено, занести сумку с бомбой в комнату потенциальной жертвы, она оставила ее снаружи. Повстанец, который наблюдал за операцией из машины, привел бомбу в действие дистанционно. Зарема, напичканная "какими-то таблетками, от которых человек становится совершенно спокойным", выжила и попала под защиту МВД. Позднее она рассказала о своем похищении, последующих изнасилованиях и о том, как ее готовили к теракту.

Еще один печальный вывод Юзик: зачастую родители продают своих дочерей за пятизначные суммы в долларах и после теракта - и смерти своего ребенка - исчезают за границей. В архипартиархальном обществе, таком, как чеченское, слово "позор" звучит как смертный приговор. Секс до брака - пусть даже с будущим мужем - для мусульманок - тяжкий грех. Даже женщин, подвергшихся насилию, изгоняют из их семей, потому что их больше нельзя выдать замуж. Братья имеют большую власть, почти каждую женщину так или иначе можно шантажировать.

О числе посрамленных женщин в Чечне можно лишь догадываться, потому что лишь в самых редких случаях пострадавшие сообщают о насилии. Представители Совета Европы и правозащитных организаций, таких, как Amnesty International и Human Rights Watch, называют ситуацию в Чечне катастрофической. Наряду с бесчисленными изнасилованиями, к повседневным эксцессам насилия относятся убийства, пытки, взятие заложников и исчезновение людей, которые совершаются как российскими войсками, так и чеченскими боевиками.

Эксперт по Кавказу Хальбах объясняет: "Силы правопорядка, которые собрались наводить порядок в сильно страдающем от насилия и преступности уголке России, сами стали важным элементом беспорядка и погрязли в преступности, коррупции и насилии над гражданским населением". Не секрет, что представители российских войск регулярно подрабатывают на взятках на многочисленных блокпостах. Ежедневно чеченцы выкупают из тюрем арестованных родственников. Даже убитые боевики после смерти становятся предметом торга: российские солдаты продают трупы семьям с тем, чтобы те подобающим образом могли их похоронить.

"Подстрелить как птицу"

За последние десять лет Россия направила в Чечню около 80 тыс. солдат. В кровавых столкновениях погибли 200 тыс. гражданских лиц - среди них десятки тысяч детей. Правозащитница Либкан Базаева уверена: "Женшины становятся камикадзе как раз там, где уровень повседневного насилия чрезвычайно высок и жестокость имеет место очень долгое время. Каждый день люди наблюдают, как людей убивают или похищают и как они навсегда исчезают. "Убить человека уже стало также нормально, как подстрелить птицу. Все живут в чрезвычайных условиях смерти, потери, горя и страха, и в какой-то момент наступает психический срыв. Тогда такие женщины переходят границу самоубийства и убийства. Не во имя какой-то свободы или земной цели - они идут на смерть, потому что больше не могут жить".

Спрос и предложение

Феномен женщин-камикадзе существует, потому что российские, а также чеченские вояки не хотят прекращения кровопролития, ведь на этом чудесно можно заработать. "Потому что арабские фундаменталисты нашли новую почву для своих смертельных учений", - пишет радиожурналистка Сабине Адлер в послесловии к своей вышедшей недавно книге "Я должна была умереть, как черная вдова".

Долгое время подготовки терактов и высокая степень организации группировок, прежде всего в глазах правительства, признак того, что исламистский экстремизм в Чечне частично имеет иностранное происхождение. Уве Хальбах опасается "джихадизации" конфликта. Он считает, что идеология борьбы в подполье приобретает все более исламистские черты: "Европа должна понять, что в Чечне идет не изолированный конфликт, а война, последствия которой выходят за пределы зоны военных действий". К тому же своими антитеррористическими операциями начиная с 1999 года Россия ярко продемонстрировала, как не надо бороться с терроризмом.

"Самая большая опасность в том, что милиция может объявить шахидкой и тем самым - потенциальной убийцей любую женшину", - подчеркивает Базаева и ссылается на случай с 21-летней Зарой Муртазалиевой, которая 17 января была приговорена к 9 годам тюрьмы. Молодую чеченку обвинили в подготовке теракта в московском торговом центре. Помимо фотографии эскалатора магазина у обвиняемой нашли взрывчатку, утверждали власти.

"Ее хотели наказать, чтоб другим было неповадно", - возражает Базаева, которая верит показаниям Муртазалиевой, утверждающей, что во время допроса в милиции в Москве ей тайком подложили в карман кусок взрывчатки, а после того, как она вышла из участка, еще раз обыскали. Милиционеры заставили двух подруг Муртазалиевой подтвердить факт хранения взрывчатки. В суде женщины отказались от своих показаний, но Зара все равно была осуждена.

Функция выполнена?

Журналистка Юлия Юзик осмеливается сделать прогноз: "Я думаю, что террористические стратеги выберут новую форму терактов. Женщины свою функцию уже выполнили". По ее словам, в будущем женщин будет реже использовать для терактов. Причина - катастрофа в Беслане, в ходе которой захватчики не достигли своих целей: "Президент Северной Осетии Александр Дзасохов по-прежнему сидит в своем кресле, популярность Путина упала лишь ненадолго, войны между Осетией и Ингушетией не произошло, а российское общество было потрясено смертью сотен детей".

Беслан показал, что при терактах женщины, как правило, не играют решающей роли. Наоборот: "Женская психика не смогла перенести убийство детей - уже в первый день боевики на месте взорвали одну из шахидок, потому что она поняла, что ее заманили в группу ложными обещаниями. Перед смертью она крикнула: "Вы меня обманули".

Источник: Der Spiegel


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2017 InoPressa.ru