Архив
Поиск
Press digest
25 сентября 2020 г.
9 марта 2007 г.

Редакция | The Wall Street Journal

Еще один мертвый журналист

В пятницу российский журналист Иван Сафронов насмерть разбился, упав с пятого этажа из окна своей московской квартиры. Российские власти уже исключили возможность убийства. Учитывая тенденцию последних лет в российской политике - с ее кровавым следом из трупов - это заключение едва ли стоит принимать за чистую монету.

Сафронов не был обычным журналистом, и то, как он умер, тоже крайне необычно. Будучи военным корреспондентом газеты "Коммерсант", он в прошлом году писал о трех подряд неудачных запусках новой российской баллистической ракеты, базирующейся на подводной лодке. Это, согласно сообщениям, вызвало гнев представителей российской обороны. А недавно, как пишет "Коммерсант", Сафронов занимался расследованием продаж Россией ракет и новейших реактивных истребителей Ирану и Сирии через Белоруссию, за что российские власти угрожали подвергнуть его уголовному преследованию.

Что касается его смерти, судя по всему, Сафронов возвращался к себе в квартиру с покупками из продуктового магазина; на лестничной клетке нашли апельсины. Ему был 51 год, и все считали его вполне здоровым мужчиной. Российские власти предположили, что это могло быть самоубийством, но никакой предсмертной записки найдено не было.

Если бы смерть Сафронова была первым таким случаем, возможно, были бы причины поверить какому-либо из некриминальных объяснений. Однако, как сообщает Комитет по защите журналистов, в России с 2000 года, когда президентом стал Владимир Путин, были убиты 13 журналистов. Некоторые из них, как, например, Анна Политковская из "Новой газеты", застреленная в октябре прошлого года, были хорошо известны как оппоненты Путина. Другие, такие как Искандер Хатлони с "Радио Свободная Европа", говорили о случаях нарушения прав человека в Чечне. Третьи, в числе которых главный редактор российской версии Forbes Пол Хлебников, расследовали деятельность новых магнатов России.

По некоторым из этих дел российские власти произвели аресты подозреваемых, однако ни один из этих арестов не завершился обвинительным приговором. В некоторых случаях российское правительство объявляло виновными "чеченских террористов". Это плохо сообразуется с тем фактом, что на момент смерти многие из убитых журналистов занимались расследованием коррупции в большом бизнесе или политике. Это так же плохо сообразуется с тем, что перед смертью журналисты были объектами угроз и нападений. Например, Политковская в 2004 году тяжело заболела после того, как выпила чашку чая во время полета к месту событий в Беслане, где разгоралась трагедия с террористическим захватом школы и неумелым освобождением заложников.

Мы не утверждаем, что во всех этих убийствах или даже в каких-то из них видна рука Путина. Некоторые из убитых журналистов разрабатывали истории местного масштаба. Однако правда то, что Кремль открыл сезон охоты на своих критиков.

Прошлым летом карманный парламент Путина принял закон, позволяющий сотрудникам правоохранительных органов и спецслужб убивать "экстремистов", где бы они ни были обнаружены, причем определение понятия "экстремист" расширилось настолько, что потенциально может включать в себя всех критиков правительства. Как сказал нам один журналист, "Коммерсант" остается одним из последних бастионов свободной прессы в России, сравнительно критичным по отношению к режиму Путина. Публикации Ивана Сафронова не могли остаться незамеченными для тех, кто принимал новый "антиэкстремистский закон".

То же самое касается убийства Александра Литвиненко, совершенного в ноябре в Лондоне. На смертном одре Литвиненко обвинил в своей смерти лично Путина. Следователи Скотланд-Ярда с тех пор обнаружили следы полония во всех местах в Европе, где побывал российский бизнесмен Андрей Луговой, включая самолет компании British Airways и футбольный стадион. Луговой - бывший сотрудник службы охраны КГБ. Он встречался с Литвиненко как раз перед тем, как тот почувствовал себя плохо.

На прошлой неделе американский эксперт по КГБ Пол Джоял был ранен выстрелами из огнестрельного оружия неподалеку от своего дома в Мэриленде.

За четыре дня до этого Джоял сказал в передаче канала NBC Dateline: "Всем, кто хочет высказываться против Кремля, был подан сигнал: "Если вы это сделаете, кем бы вы ни были, мы найдем вас и заставим замолчать - самым ужасным способом". Возможно, покушение на Джояла не имеет никакого отношения к его политическим взглядам, но частота, с которой критики Кремля оказываются жертвами различных несчастий, не позволяет исключать соответствующие версии.

На прошлой неделе Гарри Каспаров, чемпион мира по шахматам, возглавил демонстрацию протеста против Путина в Санкт-Петербурге. Это была, возможно, самая крупная демонстрация за последние годы. Милиция ее жестоко разогнала. Один из свидетелей события сказал нам, что многие арестованные до сих пор находятся в тюрьме. Наряду с подозрительными убийствами, такого рода реакция на мирные протесты позволяет понять, какой стала Россия при Путине. Без твердых сигналов противостояния этому со стороны западных лидеров, которые так старались обхаживать Путина (и Буш здесь не исключение), российский президент и его преемник не будут иметь никаких стимулов к тому, чтобы менять курс.

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru