Архив
Поиск
Press digest
4 декабря 2020 г.
9 сентября 2008 г.

Тара Бахрампур | The Washington Post

Грузины сомневаются в целесообразности войны с Россией

На кону будущее президента, утверждают некоторые

В то время как открытая грузинско-российская война перешла в стадию напряженного противостояния между двумя мировыми державами, грузины в правительстве и вне его начали сомневаться, стоит ли поддерживать эту дорогостоящую конфронтацию и лидеров, которые ее инициировали.

Они ведут себя очень осторожно, говорят, что не хотят, чтобы в них видели приспешников Кремля в его призыве сместить президента Михаила Саакашвили, но первые тихие слова недовольства, прозвучавшие еще в первые дни войны, становятся все громче и отчетливей.

Лидеры оппозиции, так же как и давние сторонники президента, призывают провести расследование "дипломатических и военных неудач", кто-то предрекает насильственное смещение Саакашвили. По их словам, он надеялся, что благодаря войне он займет свое место в истории.

В некоторых районах Грузии до сих пор остаются российские войска. Но впервые после войны в четверг посыпались взаимные публичные обвинения, нарушив ограничения критики правительства.

Председатель оппозиционной Республиканской партии Грузии Давид Юсупашвили выразил серьезную озабоченность по поводу решения вести войну против более мощной российской армии. "Я не верю, что грузинское правительство начало эту войну, но я осуждаю действия моего правительства, которое ответило полномасштабным военным конфликтом, - сказал он, - Главным фундаментальным вопросом является, почему Саакашвили и его администрация... не подумали о том, что Россия может ответить всей своей мощью, всем своим оружием и танками".

Лидер оппозиционного политического объединения "Новые правые" Давид Гамкрелидзе заявил, что Россия долгое время "наказывала" Грузию за ее независимость и "несбалансированная и очень агрессивная политика" Саакашвили играла ей на руку. "Своей военной риторикой и провокациями во всех проявлениях Саакашвили попытался показать, что он может вернуть эти территории военным способом и что у него есть для этого силы и возможности".

Территории, о которых идет речь, это две отделившихся республики Южная Осетия и Абхазия. В ходе дискуссий, которые предшествовали войне, официальные лица говорили, что Саакашвили и тесный круг его сторонников убеждены, что у них достаточно военной мощи, чтобы вернуть себе Южную Осетию - которую 7 августа атаковали грузинские войска - в течение нескольких часов или дней, и не прислушивались к мнению других.

"Он не общался ни с кем, кроме маленького круга лиц, что послужило серьезной причиной, когда он решил пойти в Южную Осетию", - заявил высокопоставленный представитель, работающий в правительстве с первых дней правления Саакашвили, добавив, что сейчас он испытывает разочарование. На условиях анонимности он заявил, что Саакашвили "хочет быть героем, а не обычным президентом, занятым увеличением налогов и тому подобным".

Александр Рондели, президент Грузинского фонда стратегических и международных исследований, назвал группу, собравшуюся вокруг Саакашвили, "патриотами", уточнив: "Может быть, у них недостаточно опыта, и они скорее революционеры, чем опытные государственные деятели".

Официальные лица Грузии сейчас говорят, что никогда не считали, что их армия способна самостоятельно одолеть более мощную российскую армию.

Саакашвили заявил, что он не ждал военной помощи извне, но, чтобы сохранить грузинское государство, ему ничего не оставалось кроме как атаковать российские войска. "Мы не ждали, что здесь окажутся батальоны и США, готовые нам помочь, - заявил он в своем интервью, - это было бы безумием с моей стороны. И я также не ждал, что европейцы пожертвуют собой ради нас".

Конфронтация с Россией по вопросам о Южной Осетии и Абхазии назревала уже давно. Со дня мирной "революции роз" 2003 года Саакашвили неоднократно заявлял, что эти территории являются его главной целью.

Президент Буш назвал прозападное правительство Саакашвили "маяком свободы". Но многие здесь говорят, что задолго до войны правительство использовало напряжение вокруг непризнанных территорий, попирая основы демократии, меняя конституцию с целью укрепления правящей силы, игнорируя юридические проблемы и запрещая деятельность средств массовой информации.

Эти жалобы вылились в массовые протесты в ноябре прошлого года, подавленные правительством при помощи слезоточивого газа и дубинок, и эти действия запятнали образ Грузии. Саакашвили завершил конфликт, объявив о проведении досрочных президентских выборов, и был избран на второй срок, хотя уже с меньшей поддержкой по сравнению с предыдущими выборами и с обвинениями в подтасовке избирательных бюллетеней.

Имея слабую оппозицию, Саакашвили и правящее большинство, казалось, обрели тепленькое и безопасное место еще на пять лет. Но теперь они подвергаются серьезному давлению: представитель народной оппозиций в парламенте потребовал создания комиссии для проведения расследования, 80 организаций и отдельных лиц подписали петицию, призывающую к "широким дебатам", а большинство лидеров оппозиции отказались подписывать документ о единстве, о чем сообщает местное интернет-издание.

Критики также обвиняют правительство в искаженной оценке результатов войны. Некоторые осуждают его за показуху во время и после войны и за объявление конфликта победой в международных отношениях и обвинения в провале других.

"Сейчас мы слышим, что виновны все, кроме правительства, - заявил Юсупашвили, - они начали говорить, что события последнего года мешали правительству укреплять мощь армии и что в рядах оппозиции очень много русских агентов. Но они не оглядываются назад и не видят, кто сбил с толку президента, убедив его в том, что русские не ответят ударом".

Кое-кто здесь считает, что война поставила президента вне закона. "Он больше не имеет ни морального, ни политического права быть главнокомандующим и должен подать в отставку", - заявил Гамкрелидзе, который впервые выступил против Саакашвили еще в январе и сейчас призывает к новым выборам.

Одним из политиков, которого можно рассматривать как альтернативу, является Нино Бурджанадзе, которая была в числе лидеров "революции роз" и позже, весной, ушла на второй план, заняв место спикера парламента. Бурджанадзе, которая недавно посетила США, заявила, что она пока не готова публично критиковать Саакашвили, но отметила, что на протяжении нескольких лет предупреждала его, что Россия перейдет в атаку, если Грузия направит на спорные территории свои войска. "Я всегда говорила об этом, говорила об этом и во время нашей последней встречи", которая состоялась незадолго до войны, указала она.

На вопрос, надеется ли он пережить этот политический кризис, Саакашвили со свойственной ему уверенностью ответил: "Безусловно".

Несмотря на все проблемы, он хорошо знаком как грузинским избирателям, так и западным союзникам, и, согласно некоторым мнениям, он прослужит свой президентский срок до конца, хотя, возможно, уже в ослабленном положении, что заставит его поделиться властью.

Рондели "довольно высоко" оценивает шансы Саакашвили остаться у власти. "Я думаю, что существуют политические силы, которые попытаются воспользоваться моментом и избавиться от него, но, по-моему, он не в таком плохом положении, как может многим показаться", - отметил Рондели.

Некоторые критики опасаются, что слишком ранние высказывания могут подорвать их шансы на смену лидеров. "Многие боятся, что их арестуют по обвинению в государственной измене", - заявил источник из правительства, подробно изложив суть дискуссий с другими представителями правительства относительно путей противостояния администрации. Сидя неподалеку от кафе под названием "КГБ все еще следит за тобой", он отодвигает свой мобильный телефон на другой край стола, заметив: "Теперь все хранят молчание и стараются избегать мобильных телефонов".

По его словам, он не думает, что Саакашвили продержится еще год, но его пугают последствия.

"Если его вынудят покинуть пост президента, боюсь, все, чего он добился: дороги, реформа в правоохранительных органах, евро-атлантическое сотрудничество - канет в лету. Вот почему мы должны сделать это очень аккуратно и очень тихо". Иначе, сказал он, взамен нынешнему может прийти более авторитарное правительство.

Критики не ждут еще одной революции. Кое-кто из них рассматривает сценарий, в котором Саакашвили останется у власти, но утратит прежнюю силу. Некоторые, однако, выражают опасения, что правящая партия, вместо того чтобы умерить свой пыл после войны, расценит 1 млрд долларов помощи от США как зеленый свет к дальнейшей реализации своей политики.

По мнению Гамкрелидзе, предлагать помощь без условий было "ошибкой", так как помощь должна быть привязана к реформам, касающимся правовой сферы, законодательства, конституции и СМИ. "Он чуть не втянул нас в новую холодную войну или даже в третью мировую войну. И в интересах США и европейских союзников сделать эту страну более демократичной и более ответственной".

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru