Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
10 апреля 2003 г.

Шломо Авинери | Neue Zürcher Zeitung

Иракская утопия - надежды на скорую демократию нереалистичны

Представление о том, что Ирак после смещения Саддама Хусейна мог бы встать на путь, ведущий к более или менее демократическому обществу, или даже стать примером для других арабских наций, - это опасная иллюзия. Такие надежды полностью утопичны и нереалистичны.

Опыт Восточной Европы

Можно рассматривать этот вопрос с трех различных точек зрения: во-первых, с точки зрения опыта посткоммунистических государств после 1989 года, во-вторых, в связи с общими условиями в арабских странах; и, в-третьих, с учетом особых демографических, религиозных и этнических условий в Ираке. Со всех трех точек зрения виды на демократию в Ираке слабые.

Опыт Восточной Европы показал, что только через выборы демократия возникнуть не может. Для нормально функционирующей демократии необходима культура демократии, то есть наличие всех институтов и норм, которые обычно объединяются в понятии "гражданское общество": традиция организаций с добровольным членством, признание нонконформизма и толерантности, общая вера в человеческое достоинство индивида, отделение церкви от государства. Такие нормы и институты не могут быть просто привнесены извне. Западным сообществам для их создания понадобились столетия. На этом пути их подстерегали страшные неудачи: длительное рабство и расовая дискриминация в США, возникновение фашизма во многих странах континентальной Европы в 30-е годы ХХ столетия. Тех, кто, как Фрэнсис Фукуяма, полагал, что одна лишь ликвидация коммунистического режима повлечет за собой повсеместный расцвет демократии, постигло жестокое разочарование.

Сегодня уже очевидно: страны, быстро превратившиеся в консолидированные демократии ? Польша, Венгрия, Чехия, ? потому имели успех, что там в определенной степени уже существовала инфраструктура гражданского общества, которую как-то удалось сохраниться при коммунизме. В других странах ? Россия здесь наиболее яркий пример ? эти условия не существовали, и поэтому переход к обществу по-настоящему свободному, открытому и демократическому проходит там не совсем гладко, если не сказать более. После хаоса ельцинского правления Россия теперь познает определенную стабилизацию и консолидацию. Но это стабильность полуавторитарного режима, то есть авторитарная реальность "с человеческим лицом". То, что такие страны, как Украина, Белоруссия или среднеазиатские республики, все еще далеки от демократических условий, это очевидно.

Отсутствие демократических традиций

Арабский Ближний Восток предлагает другие возможности для сравнения ? и тоже ничего воодушевляющего. Несмотря на огромные различия в размерах, богатстве, плотности населения и истории ни в одной арабской стране не имеется действующего демократического порядка. Здесь также нет ни одной по-настоящему демократической оппозиции, как "Солидарность" в Польше или "Хартия-77" в Чехии. Здесь до сих пор еще не появился арабский Горбачев. Причина этому не одна, их целый комплекс. Эти факторы стали широко обсуждать только после 11 сентября 2001 года ? по преимуществу в кругах американских ученых и среди арабской интеллигенции. Очевидно, что этот "арабский особый путь" имеет мало общего с исламом: процессы в Турции, Индонезии, даже в Пакистане и Иране свидетельствуют о том, что ислам как таковой не является препятствием для демократического движения.

В том обстоятельстве, что в Ираке имеется многочисленный и образованный средний класс, иногда видится надежда на демократизацию в постсаддамовскую эру. Это ложный вывод. В Германии перед приходом к власти нацистов средний класс был одним из самых высокоразвитых в Европе. Однако ситуация зависит не только от существования буржуазии (применим здесь это несколько старомодное понятие), но и от ее ценностей, норм и форм поведения. Отсутствие сколь-нибудь значимой оппозиции в Ираке в течение более двух десятилетий не способствует впечатлению о приверженности к демократии часто упоминаемого среднего класса.

Наконец, о демографических реалиях в Ираке. Войны в бывшей Югославии показали, как трудно создавать посттоталитарную плюралистическую демократию в странах, раздираемых этническими и религиозными конфликтами. Исторически Ирак был образован британским империализмом из трех различных провинций старой Османской империи. Нет ошибки в том, чтобы представлять режим Саддама как диктатуру суннитского меньшинства над шиитским большинством и курдами. Однако формальная демократия в Ираке будет означать, что шиитское большинство получит в стране полный перевес. Будет ли это - с учетом соседства шиитского Ирана - действительно правильным направлением развития? Уверены ли мы, что не повторится ситуация Алжира, где исламисты, близкие к тому, чтобы выиграть демократические выборы, были жестоко остановлены светской элитой?

Ответ, который учитывает внутренний религиозный раскол в Ираке, называется "федерализм". Это звучит прекрасно. Однако федерализм функционирует только в обществе, где глубоко укоренились демократические ценности, как в США, Канаде, Швейцарии или в Западной Германии в послевоенное время. С точки зрения разрешения этнических проблем в обществе, которое борется за переход к демократии, идея федерализма глубоко ошибочна: примером тому служит Босния, а также Кипр, которые доказывают, что федерализм ? это вовсе не панацея.

Модель: Египет или Сирия?

Итак: чего можно ожидать в Ираке? Нужно надеяться, что Управление по реконструкции и гуманитарной помощи (ORHA) в Пентагоне оправдает ожидания. Его непосредственные задачи понятны и относительно легко разрешимы: гуманитарная помощь, восстановление объектов, пострадавших в результате войны, налаживание нефтедобычи, необходимой для восстановления страны.

Однако, что касается долгосрочных целей, то послевоенная Германия или Япония вряд ли могут служить адекватными ориентирами. Если ответственные лица в ORHA подумают, они, вероятно, удовлетворятся чем-то меньшим, чем идеальная демократия. И если им и иракскому народу повезет, то в Ираке могут быть созданы условия, как в Египте, - мягкий авторитарный режим, но еще никак не свободное общество. Меньшим счастьем было бы положение, подобное сложившемуся в Сирии: более авторитарный, но прагматичный и не слишком милитаризованный режим. Это разочаровывает? Как минимум отрезвляет. Но все иное было бы опасной утопией.

Источник: Neue Zürcher Zeitung


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2023 InoPressa.ru