Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
10 января 2003 г.

Натали Нугайред | Le Monde

Москва хочет восстановить утраченное влияние на Корейском полуострове

Не оказаться в стороне ? вот одна из главных задач Москвы в ее усилиях по урегулированию кризиса между США и Северной Кореей, режимом, с которым Владимир Путин вот уже два года пытается развивать тесные отношения. Россия, граничащая с Северной Кореей, стремится вернуть свое влияние в регионе, где оно практически исчезло после распада СССР. Но ее возможности остаются ограниченными.

"В 1994 году, ? вспоминает Ильдар Ахтамзян, эксперт из МГИМО, ? Россия была унижена тем, что не участвовала" в подписании соглашения, предусматривавшего замораживание северокорейской ядерной программы в обмен на сооружение двух ядерных реакторов на легкой воде. В связи с нынешним кризисом настал час исправить это положение, дает понять российский эксперт: "Сооружение двух ядерных реакторов ? это проект, в котором Россия, на мой взгляд, должна иметь возможность участвовать. Кроме всего прочего, Москва могла бы помочь найти общий язык США и Пхеньяну, ведущим диалог глухих".

Козыри Москвы, стремящейся играть роль посредника, заключаются в основном в "личных контактах" между Владимиром Путиным и северокорейским лидером Ким Чен Иром, полагает один из западных дипломатов. Два года подряд, в ходе наделавших много шума железнодорожных поездок в 2001 и 2002 годах, Чим Чен Ир приезжал в Россию. Принятый с большой помпой в Кремле, эксцентричный (в частности, в своих кулинарных пристрастиях) "дорогой вождь" вновь увидел Сибирь своего детства ? регион, где он родился в годы оккупации Корейского полуострова Японией.

Владимир Путин, за несколько месяцев до того избранный президентом России, стал инициатором этих "встреч после разлуки". После подписания в 1992 году договора о дружбе между Россией и Южной Кореей отношения между двумя странами находились на самом низком уровне. Отправляясь в Пхеньян (после посещения Китая это был второй его визит в Азию), российский президент пытался оживить потерпевшую "аварию" дипломатию. Но затем, на встрече с главами "семерки" на Окинаве, В. Путин поверг в уныние своих собеседников, заявив, что Северная Корея отказывается от своей ракетной программы: это заявление было тут же опровергнуто Ким Чен Иром.

Хотя реальное влияние Кремля на северокорейский режим еще предстоит доказать, Россия действительно оказалась востребованной в урегулировании кризиса, о чем свидетельствует недавний визит в Москву южнокорейской делегации. Вопрос о Северной Корее обсуждался также на переговорах между Домиником де Вильпеном и его российским коллегой Игорем Ивановым, состоявшихся 8 января в московском аэропорту, где французский министр сделал остановку по дороге в Пекин.

"Российское влияние на северокорейский режим ограничено, ? считает западный дипломат, работающий в Москве, ? однако нужно использовать любые возможности? Похоже, русские уверены в своих возможностях оказать нажим на Ким Чен Ира. Однако они пессимистически оценивают позицию США и возможность повлиять на ситуацию в случае, если Вашингтон решит разыграть карту санкций".

Выступая против любого силового решения, подтверждая, что она выступает за "безъядерный" Корейский полуостров и за "дипломатическое" решение, Россия рассчитывает продвинуть проект, который Владимир Путин охарактеризовал как "важный и перспективный", но который западные эксперты считают чрезмерно дорогостоящим. Речь идет о соединении Транскорейской железной дороги с Транссибирской магистралью. Реализация этого проекта привела бы к появлению самой длинной в мире железнодорожной линии (14 тысяч километров).

Кремль говорит, что он разделяет тревогу Вашингтона по поводу северокорейской ядерной программы, но выступает против любых агрессивных шагов как "контрпродуктивных". 3 декабря 2002 года Владимир Путин подписал со своим китайским коллегой Цзян Цзэминем декларацию, в которой стороны призвали к "нормализации отношений" между Вашингтоном и Пхеньяном. Россия утверждает также, что никоим образом не помогает Северной Корее в ее ядерных или ракетных программах. Однако именно СССР в 1965 году послал режиму два первых (научных) ядерных реактора. Затем, в 80-е годы Советский Союз поставил ему ракеты типа Scud, которые Пхеньян "скопировал" и "усовершенствовал", чтобы сбывать их "в основном на рынках Ближнего Востока", говорит московский эксперт.

Источник: Le Monde


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru