Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
10 января 2005 г.

Жан-Пьер Перрен | Libération

В багдадском хаосе журналисты стоят перед дилеммой

В "Наполи", крошечной, но считающейся здесь самой лучшей багдадской пиццерии, посетителей немного. У хозяина заведения Валида есть постоянная клиентура из числа западных журналистов. Поскольку сами они сюда больше не заходят, он доставляет им заказы в гостиничные номера.

Иракский переводчик Ахмед пришел за завтраком для группы итальянских телевизионщиков, живущих в "Лебедином озере" (Swan Lake). Увидев за столиком французского журналиста, переводчик начинает возмущаться: "Вы что здесь делаете? Вы что, с ума сошли? Вернитесь в отель и предоставьте иракским "фиксерам" делать свое дело. Они принесут вам всю информацию, а вы ее запишете. Вы отдаете себе отчет в том, что происходит? Представьте себе: вы выходите из ресторана, а на следующем перекрестке к вам подъедут люди на машине. Что вы сделаете против их калашниковых? Они заберут вас, и вас уже никто больше не увидит. Разве что на видеокассете".

Правда, шейх Фахри аль-Кайси так не думает. В этот ноябрьский день, звоня по телефону в редакцию, он не сдерживает ярости: "Вы должны сейчас же приехать и посмотреть, что натворили у меня американцы! Они пришли ночью, чтобы меня арестовать. Мне удалось убежать, но они перевернули вверх дном весь дом".

Сторонник партизан-салафитов - самой радикальной исламистской группировки, - этот религиозный деятель знает, когда западные СМИ могут быть ему полезны. И когда нужно, он не стесняется лично звонить им. Именно так происходит в конце ноября, после посещения его дома американскими солдатами и бойцами иракской национальной гвардии.

"Хорошо, - отвечает ему переводчик газеты Libération. - Мы сейчас приедем, но только если вы гарантируете, что дорога будет свободна".

Это значит, что мы не столкнемся с неприятными сюрпризами в квартале, где проживает религиозный лидер. Шейх Фахри обещает. Мы проверим, действительно ли солдаты устроили в его доме такой разгром, что невозможно даже войти в спальню. Визит пройдет вполне успешно, а семья шейха встретит журналистов с неизменным гостеприимством.

Впрочем, встреча с религиозным лидером еще не является гарантией безопасности. Несколько месяцев тому назад за журналистом из Le Figaro, взявшим интервью у одного из религиозных лидеров в мечети Ибн Таймии (главный центр иракских салафитов в столице), погнались неизвестные. Его шоферу удалось оторваться от преследователей. "К счастью, он заправился хорошим бензином", - рассказывает репортер.

Тысячи группировок. Без "фиксера" - английский неологизм - западный журналист практически беспомощен в иракском хаосе. Он и переводчик, и гид, и шофер, и военный наблюдатель - своего рода барометр, измеряющий уровень повседневной опасности. Он знает, насколько это рискованно - взять интервью у командира повстанцев, отправившись в тот или иной столичный квартал. Он же помогает понять, кто есть кто среди тысяч группировок, составляющих повстанческое движение. Если сегодня мы знаем, из кого состоит "Исламская армия в Ираке", кто похитил Жоржа Мальбрюно и Кристана Шено и как возникла группировка "Единобожие и Священная война" иорданца Абу Мусаба аз-Заркави, то это лишь благодаря "фиксеру", устроившему встречу с представителем той или другой радикальной группировки.

Наконец, только благодаря ему журналисты могут покидать свои отели-крепости, чтобы отправляться на поиски информации в иракской столице - в отличие от значительной части страны, куда ездить стало вообще невозможно. Снижение риска - одна из его постоянных задач. Как он ее решает? Постоянно меняя маршрут и всегда возвращаясь в отель до наступления вечера, с соблюдением всех мер предосторожности.

Система защиты. Уже на протяжении многих месяцев партизаны контролируют целые территории в столице, что еще больше осложняет ситуацию. Именно такова обстановка на улице Хайфы, где бои происходят почти каждую ночь в нескольких сотнях метров от большого отеля "Мансур", где проживают, в частности, журналисты AFP, CBS и Libération. Не доверяя охране отеля, американская компания установила здесь собственную систему защиты, выставив вооруженных до зубов агентов, которые проверяют каждого посетителя. У нее есть здесь даже собственная автостоянка.

Но похищения - дело рук не только боевиков-исламистов. После падения режима Саддама Хусейна Багдад и Ирак в целом превратились в охотничьи угодья для банд, часть которых составили бывшие сотрудники спецслужб свергнутого раиса. Большинство из них промышляет киднепингом. Самая желанная жертва для них - западный гражданин, которого можно за десятки тысяч долларов перепродать повстанцам. Эти банды особенно активны в районе гостиницы "Аль-Хамра", где проживают многие западные журналисты и служащие, работающие по контракту. Недавно в нескольких сотнях метров от гостиницы был похищен австралийский оператор. Его перепродали группировке аз-Заркави, но, к счастью, главарь банды сжалился над ним и отпустил.

Блиндаж в отеле. Вот почему англосаксонские журналисты, которых в стране еще много, прячутся по своим отелям. Каждая из крупных американских или британских телекомпаний (CNN, ABC, NBC, CBS) использует в среднем полсотни вооруженных до зубов охранников из числа иракцев и даже бывших сотрудников западных спецподразделений. Так, ВВС использует в этих целях ветеранов британского SAS. В отеле "Аль-Хамра" у NBC есть даже специальная комната-блиндаж, в которой ее персонал может укрыться в случае нападения.

Сегодня арабские - в частности, египетские и ливанские - репортеры выезжают на место и собирают информацию для своих англосаксонских собратьев. Любой выезд из гостиницы разрабатывается как военная операция. Чаще всего она заключается в том, чтобы отправиться в бронированной машине на пресс-конференцию в "зеленую зону". Любой, кто посещает Дворец съездов, где происходит регистрация журналистов перед въездом в эту "зеленую зону", не менее пяти раз подвергается долгому и тщательному досмотру.

Теперь все проходит в отелях. Даже интервью иракских политиков. Но и сидеть безвылазно в отелях рискованно, так как последние регулярно подвергаются обстрелам из гранатометов. Фактически опасность для журналиста начинается уже в аэропорту. Десятки нападений произошли на 20-километровой автотрассе, соединяющей аэропорт с Багдадом, за что она получила название "дороги смерти". Лучшие западные "охранные фирмы" (в частности, американская Blackwater), занимающиеся защитой иностранцев, имеют здесь потери среди своих сотрудников.

Свобода слова. И все же в охваченном хаосом Багдаде жители редко отказываются от встреч с западными журналистами и сожалеют, что они тоже стали мишенями для террористов. Такого не было при прежнем режиме, когда террор затыкал всем рты. Иракская столица живет в страхе, но он не лишил - или пока не лишил - людей свободы слова. Поиск информации для журналиста оборачивается парадоксом. Этот поиск одновременно и опасен, и сравнительно легок. Говорить хотят все - представители повстанцев и политических партий, художники, интеллектуалы, светские и религиозные деятели, простые жители, даже жертвы похищений или люди, выжившие в терактах.

Эта свобода слова, хотя она все чаще сопровождается просьбами не упоминать имени говорящего, сама по себе является мощным стимулом, побуждающим иностранных журналистов работать в стране. Постсаддамовский Ирак не хочет возвращаться к молчанию, ассоциирующемуся с диктатурой. Но позиция повстанцев двойственна: если политической "витрине" очень нравится, когда ей предоставляют микрофон, военное крыло делает все, чтобы между партизанами и войсками коалиции не было никого, а главное - наблюдателей.

Источник: Libération


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru