Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
10 июля 2006 г.

Глава правительства Финляндии, страны - председателя ЕС, 50-летний Матти Ванханен дал интервью о непростых отношениях Европы и России, поставщика нефти и газа

- Господин премьер-министр, Европа планирует пересмотреть свои отношения с соседом, Россией, и начать переговоры с Москвой по поводу договора об основах взаимоотношений. Означает ли это начало изменений в восточной политике ЕС?

- Европа не может в перспективе регулировать свои отношения с Россией, используя только инструменты своей политики добрососедства.

- Поскольку самоуверенная Россия больше не хочет стоять на одной ступени с Алжиром и Украиной?

- Поскольку отношения между Россией и Европой представляют собой нечто особенное. И сотрудничество в этой связи должно иметь договорную основу. Для этого необходимо заручиться согласием всех 25 стран - членов ЕС. Я попытаюсь добиться этого на саммите ЕС в Лахти.

- Что должно получиться из этих переговоров?

- Результатом может стать, к примеру, европейско-российская зона свободной торговли. В рамках зоны свободной торговли европейские фирмы смогут развернуть на территории России свою деятельность, а российские компании получат возможность торговать, покупать, инвестировать в Европе. Как перед Европой, так и перед Россией откроются новые привлекательные возможности. Россия - это огромный рынок. Страна обладает огромным количеством природных ресурсов и лидирует в некоторых технологических областях. Мы имеем возможность заключить надежные долгосрочные энергетические соглашения, основанные на рыночных ценах, а не на политических условиях.

- Президент России Путин рассматривает свою страну как окрепшую великую державу, самым действенным оружием которой являются энергоресурсы. Почему он не должен его применять?

- Потому что в интересах России - получить основу для надежного партнерства. Европе необходимы российские нефть и газ. Но России нужны наши деньги, наши технологии, наш рынок. Это так называемая обоюдная зависимость.

- В начале этого года Европа вздрогнула после того, как русские перекрыли газовый кран Украине. 40% газа и одна четверть европейской нефти поставляется из России.

- Это является причиной того, почему надо постепенно, с помощью умной и предупредительной политики сокращать эту зависимость - настолько, насколько это возможно. Поскольку в будущем наш энергетический риск не снизится. Сегодня Европа импортирует 50% потребляемой энергии, а скоро это будет уже 70%. Нашей политической линией должно стать стремление производить энергию там, где это только возможно. Кроме того, мы должны рассредоточить наш энергетический импорт среди различных поставщиков, чтобы не зависеть от одного из них слишком сильно. Но в то же время нельзя слишком драматизировать риск. Почему русские, наши главные поставщики, должны разрывать договора и прекращать поставку энергоресурсов? Последствия от таких действий были бы сокрушительными, это стало бы для России непоправимым ущербом. У нас, финнов, существует многолетний опыт сотрудничества с российскими поставщиками энергоресурсов: могу вас заверить, проблем никогда не было.

- Российская Государственная дума подтвердила экспортную монополию газового гиганта "Газпром". Означает ли это, что Москва напрямую не допустит Запад к производству газа и нефти?

- Это случится в перспективе. Пройдет еще немало времени, пока в Москве придут к заключению, что это имеет для России смысл. Можно понять, почему в России опасаются иностранных инвестиций. Ведь энергетический сектор так важен для России.

- Путин говорит о "святая святых".

- Да, кто же пустит сюда чужаков! Открытие станет непростым шагом: только разработка газовых и нефтяных месторождений открывает возможность для развития российской экономики и для повышения уровня жизни граждан. Энергический сектор представляет собой ключ в будущее России, и русские просто так не выпустят его из рук.

- Нравится ли европейцам то, что "Газпром", к примеру, в Германии, шаг за шагом скупает городские электростанции?

- Не совсем. Но здесь мы сталкиваемся с теми же предубеждениями. В то время как абсолютно нормальным выглядит то, что большую часть нашего энергетического рынка контролируют иностранные фирмы, у европейцев срабатывает защитный рефлекс, когда интерес демонстрируют российские инвесторы. Должно пройти еще много времени, чтобы ситуация изменилась. Нам, финнам, это, вероятнее всего, уже удалось. Этому способствовало наше географическое положение и наша история. Когда недавно произошло слияние российской и финской нефтяных компаний, я это только приветствовал и пообещал соблюдать справедливые условия. Большинство финнов согласны со мной.

- Для НАТО энергетическая безопасность является стратегической проблемой с ярко выраженным военным компонентом.

- Для меня здесь речь идет, в первую очередь, об экономической проблеме. Если мы помогаем русским повысить эффективность производства энергии, если мы помогаем им решить огромное число проблем, связанных с окружающей средой, они в перспективе могут нам продавать нефть и газ: мы больше платим, они получают больше пользы. Ситуация, в которой выигрывают обе стороны.

- Насколько жестко можно говорить со своим энергетическим партнером по поводу дефицита демократии?

- Можно одновременно и одинаково серьезно обсуждать энергетическое сотрудничество и вести дебаты по поводу прав человека. Важным условием для такого разговора являются равные позиции собеседников, когда один не зависит от другого.

Источник: Der Spiegel


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2021 InoPressa.ru