Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
10 июля 2008 г.

Мадлен К. Олбрайт и Уильям Дж. Перри | Los Angeles Times

Призыв Маккейна исключить Россию из G8 - это неудачная идея

Изгнание Москвы из группы богатых демократических стран станет тяжелым ударом для американо-российских отношений

Встреча "Группы Восьми", состоявшаяся на этой неделе в Японии, заставляет задаваться серьезными вопросами о подходе сенатора Джона Маккейна к искусству дипломатии. Маккейн предлагает выгнать Россию из G8, поскольку в последние годы руководство этой страны отошло от демократии и попятилось в прошлое. Подобные предложения неудивительны для кандидата в президенты, который стремится дистанцироваться от политики своего непопулярного предшественника. Однако эту идею лучше не воплощать в жизнь.

Проблема не в том, как Маккейн анализирует ситуацию, а в том, какое средство решения проблемы он предлагает.

Да, Россия отошла от принципов, благодаря которым в 1990-е годы ее пригласили в тогдашнюю G7. Под руководством экс-президента, а ныне премьер-министра России Владимира Путина власть была централизована в ущерб власти парламента, региональных администраций, судов, СМИ и гражданского общества. Россия формально выполняет демократические процедуры, но их реальное содержание утрачено. Вопрос в том, как на это следует реагировать Соединенным Штатам и Западу в целом.

Маккейн выступает за изгнание России из форума богатых демократических стран, но при этом не уточняет, что даст этот шаг помимо того, что на миг подчеркнет наше недовольство внутренней политикой России.

В любом случае, предложение сенатора в равной мере нереалистично и разрушительно, поскольку Соединенные Штаты не имеют права вето по вопросу о членстве в G8. Италия, которая примет у себя саммит G8 в будущем году, и Канада, к которой эта обязанность перейдет еще через год, вряд ли откажутся приглашать Россию. Требуя исключения России, мы лишь рассоримся с нашими демократическими союзниками, входящими в G8. Кроме того, этот шаг почти бессмыслен, если говорить о попытках пристыдить или подвергнуть остракизму Москву: статус России как постоянного члена Совета Безопасности ООН, во-первых, неотменим, а во-вторых, гораздо более важен, чем ее членство в G8, не имеющей почти никаких полномочий.

Истина в том, что мы по-прежнему должны сотрудничать с Россией по широкому ряду дипломатических вопросов. У нас есть общие интересы: борьба с терроризмом, недопущение разработок ядерного оружия в Иране, забота о надежном хранении ядерных материалов по всему миру, сокращение ядерных арсеналов, поддержание стабильности в Афганистане и Центральной Азии, разработка новой архитектуры безопасности в Восточной Азии и улучшение перспектив умиротворения на Ближнем Востоке. Россию также следует вовлекать во все широкие дискуссии о глобальной энергетике и проблемах окружающей среды.

Следующий президент США неизбежно должен будет стремиться к сотрудничеству с Россией по ряду жизненно важных вопросов, параллельно справляясь с разногласиями, которые обязательно возникнут. У нас будет намного больше шансов на успех, если наши разногласия в существенных областях - например, о будущем НАТО - не станут впустую усугубляться вопросами символики и протокола. Мы не можем ждать помощи от правительства, которое намереваемся шантажировать. Не отвечает нашим интересам и дальнейшее подталкивание России в сторону альянса автократий - союза с государствами типа Китая и Ирана.

Как свидетельствуют недавние прорывы, которые, по-видимому, достигнуты в отношениях с Северной Кореей, даже администрация Буша усвоила, что для эффективной дипломатии требуется готовность садиться за стол переговоров с враждебно настроенными правительствами. В период холодной войны президенты, как республиканцы, так и демократы, участвовали в громких саммитах со своими советскими коллегами. Сегодняшняя Россия, при всем ее смутьянстве, является намного менее деструктивной силой на международной арене, чем ее предшественник, коммунистический режим.

Тем временем развитие демократии в России, возможно, и было отброшено назад, но оно пока не разгромлено. Трудно понять, каким образом прекращение контактов российского правительства с влиянием ведущих демократий мира может положительно сказаться на подходе России к глобальным проблемам или на ее готовности уважать права собственных граждан.

Маккейн правомерно питает настороженность в отношении российского руководства. Но он неправ, считая, что отказ в приглашении на саммиты G8 решит проблему. Нам необходимо расширить, а не сузить дипломатические контакты с Москвой, усилить, а не уменьшить нажим на нее со стороны других демократий, а также проявлять больше терпения при налаживании конструктивных и прочных отношений с российским народом вместо того, чтобы стремительно капитулировать - предпринять шаг, который многие россияне сочтут оскорбительным для своей страны.

В администрации президента Клинтона Мадлен К. Олбрайт занимала пост госсекретаря США, а Уильям Дж. Перри - министра обороны. Ныне Олбрайт является директором Albright Group. Перри - старший научный сотрудник Freeman Spogli Institute for International Studies и содиректор Preventive Defense Project

Источник: Los Angeles Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru