Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
10 июня 2005 г.

Ханнес Адомайт | Tagblatt

Ложные сигналы из Кремля

Приговор в отношении Михаила Ходорковского, бывшего главы концерна ЮКОС, имеет пока еще непредсказуемые политические и экономические последствия.

По девять лет колонии получили Михаил Ходорковский, бывший глава совета директоров нефтяного концерна ЮКОС, и проходивший по тому же делу Платон Лебедев, глава холдинга "Менатеп", которому принадлежит концерн ЮКОС. Так гласит решение, к которому в конце мая пришли три судьи после более чем полуторалетнего процесса и двенадцатидневного чтения мотивировочной части приговора, занявшей более тысячи страниц. Свой срок осужденным предстоит отбывать в колонии общего режима.

Какие выводы следуют из этого процесса? Проходил ли он в соответствии с принципами, более или менее свойственными правовому государству, или действия против ЮКОСа и его руководства были политически мотивированными? Было ли это решением, принятым в нерядовой ситуации, вышедшей позже из-под контроля? Или же процесс являлся составной частью стратегии, разработанной Путиным и его советниками? И, наконец: какие последствия имел процесс?

Процесс был "фарсом"

Проще всего ответить на вопросы о легитимности и соблюдении в процессе принципов правового государства. После оглашения приговора бывший премьер Михаил Касьянов назвал процесс против Ходорковского "фарсом". Бывший министр экономики Евгений Ясин полагает: "Наша сегодняшняя система в России не позволяет вынести справедливый приговор. Это система, в которой прокуратура следует исключительно указаниям политического руководства, а суд - указаниям прокуратуры".

В чем же, однако, заключались причины подобных действий в отношении нефтяного гиганта? Главную роль играли политические и экономические интересы Кремля. К экономическим следует причислить, во-первых, то, что Ходорковский хотел превратить ЮКОС из чисто нефтяного концерна в нефтегазовый концерн. Тем самым он вошел в конфликт с полугосударственным монополистом "Газпромом".

Во-вторых, он вел тяжбу с государственной нефтяной компанией "Роснефть" вокруг месторождений.

В-третьих, он поссорился с "Транснефтью", государственным монополистом в области транспортировки нефти, поскольку хотел создать независимое предприятие того же профиля.

В-четвертых, он намеревался качать нефть по собственному трубопроводу в Северный Китай, что противоречило планам Кремля, который предпочитал экспортировать нефть в Японию.

И, наконец, он намеревался ускорить международную интеграцию своего растущего нефтегазового гиганта путем продажи 40% его акций американским концернам ExxonMobil и ChevronTexaco.

Силовики против олигархов

Одновременно при Путине изменилось соотношение сил и, как результат, политика. Как показала социолог Ольга Крыштановская, "силовики", представители силовых министерств и ведомств, однако в особенности спецслужб, захватили важные посты в государстве и экономике. По их представлению, государство должно контролировать "стратегические секторы" экономики.

Планы Ходорковского не вписывались в эти представления. Кроме того, они противоречили интересам силовиков. В результате хаотичной приватизации 90-х годов они по сравнению с олигархами чувствовали себя обделенными как финансово, так и в плане политического влияния. И тут возникла возможность компенсировать и то и другое, нанеся единственный удар по самому богатому представителю частной экономики.

Политическая и общественная деятельность Ходорковского тоже противоречила представлениям и целям Путина и связанной с ним фракции чекистов. В соответствии с американскими образцами, Рокфеллером и Карнеги, российский нефтяной миллиардер и концерн возложили на себя социальную ответственность. Примером этого было широкое финансирование общественно полезных проектов. Однако общественная и политическая деятельность также включала в себя открытую критику предрасположенности бюрократии к коррупции и поддержку либеральных партий. Уже одним этим он нарушил негласный закон путинской "управляемой демократии", предписывающей олигархам держаться подальше от политики.

Кроме того, Ходорковскому, с основанием или без, приписывались президентские амбиции. Это Кремль тоже расценил как недопустимый вызов.

Никакой роли мученика

И каковы же теперь последствия? Пострадал ли Путин и стоящее за ним окружение из-за действий против руководства ЮКОСа? В какой-то степени - да. Однако в глазах российского населения - практически нет. На большинство российского населения нарушение принципов правового государства, кажется, почти не произвело впечатления.

Как показали опросы общественного мнения, 53% респондентов признались, что у них нет ясного представления о процессе или они за ним вовсе не следили. Из тех, у кого сформировалось собственное мнение, только 4% считают, что Ходорковский невиновен, 6% приговор кажется слишком жестким. Напротив, 26% назвали наказание адекватным, а 11% - даже слишком мягким.

Как показывают эти цифры, Кремль успешно лишил нефтяного магната возможности сыграть роль мученика. Он достиг этого, пожалуй, не в последнюю очередь через государственный контроль над электронными средствами массовой информации и использованием широко распространенной обиды на всех олигархов, большинство из которых, как и Ходорковский, являются евреями.

Иностранные инвесторы тоже достаточно спокойно отнеслись к процессу и его исходу. И все это несмотря на то, что российско-британскому совместному предприятию ТНК-ВР недавно были предъявлены дополнительные налоговые требования в размере 790 млн долларов.

Сокращение инвестиций

Согласно западным данным, прямые иностранные инвестиции возросли с 8 млрд долларов в 2003 году до 11,7 млрд в 2004 году. Этот рост связан с тем, что путинская Россия считается в западных экономических кругах стабильной. Иностранные инвесторы также полагают, они им не нужно волноваться за свои вложения до тех пор, пока они находятся в хороших отношениях с президентской администрацией.

Однако, похоже, что кадры с топ-менеджерами ЮКОСа в клетке зала суда, то и дело мелькавшие на экранах телевизоров, отпугнули потенциальных инвесторов. Так, официальная статистика свидетельствует, что в прошлом году прямые инвестиции из Германии застряли на отметке в 2,5 млрд евро, а портфельные инвестиции впервые с 1999 года даже сократились.

Потенциальные российские инвесторы отреагировали еще более однозначно. По данным российского Центрального банка, легальная утечка капитала в 2004 году по сравнению с прошлым годом увеличилась более чем втрое и составила 7,9 млрд долларов, а нелегальная - более чем вдвое - с 15,4 до 23,6 млрд долларов. Но следствием процесса может стать вывоз еще нескольких дополнительных миллиардов долларов, а также сокращение на несколько процентов как объемов инвестиций со стороны потенциальных российских инвесторов, так и объемов роста экономики.

Бесспорно, что пострадала международная репутация Путина. Вера в него оказалась под сомнением. Правительственная политика в отношении России стала подвергаться критике, в особенности в США и Германии, усилилось внимание к тенденциям в Москве, которые противоречат западным ценностям и интересам.

Проблемы развития

В экономике проблемой, вызванной разрушением и огосударствлением нефтяного концерна, стал сигнал, данный этим делом развитию страны. Никто не спорит, что Ходорковский в 1995 году приобрел ЮКОС на сомнительном аукционе за смехотворную сумму в 390 млн долларов. Однако после этого он стал развивать концерн. Численность сотрудников превысила 100 тысяч, сеть бензоколонок расширилась до 1200. Капитализация предприятия выросла до 40 млрд долларов, чистая прибыль - до 4 млрд.

Государство получало с этого невероятные доходы в виде налогов - более высоких, чем в среднем по отрасли. Удар, нанесенный государством, пришелся по одному из немногих эффективных, прозрачных и управляемых современными методами крупных российских концернов.

В фактической ренационализации ЮКОСа кроется опасность "венесуэлизации" страны. Как утверждает Андрей Илларионов, пониженный в должности либеральный советник Путина по экономическим вопросам, России угрожает судьба Венесуэлы, где национализация сырьевых ресурсов привела к тому, что общество утонуло в болоте коррупции и реальный ВВП страны на душу населения сегодня составляет около 30% от уровня полувековой давности.

Реальные последствия, скорее всего, никогда не удастся измерить. В частности потому, что кампания против концерна и его руководства не завершена. Защита уже сообщила о предстоящей апелляции. Если придется, она готова дойти до Европейского суда. Прокуратура тоже не сидит сложа руки. Как сообщают российские СМИ, она возбудила еще два уголовных дела по факту отмывания денег и хищений, которые могут грозить Ходорковскому дополнительными 10-15 годами заключения.

Автор статьи является экспертом по России в Фонде науки и политики в Берлине.

Источник: Tagblatt


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru