Архив
Поиск
Press digest
5 августа 2021 г.
10 марта 2005 г.

Редакция | The Economist

Обуздание терроризма или угроза свободе?

После терактов 11 сентября 2001 года у президента Джорджа Буша и премьер-министра Тони Блэра было мало противников, когда они говорили, что необходимы жесткие меры для противостояния угрозе со стороны "Аль-Каиды" и других международных террористических организаций, даже и в ущерб базовым гражданским свободам. Обе страны поспешно приняли новые антитеррористические законы и начали интернировать подозреваемых, которых американцы отправляли на военную базу Гуантанамо, а британцы - в лондонскую тюрьму Белмарш.

Но после терактов прошло уже больше трех лет, и недавно оба лидера столкнулись с препятствиями в своей антитеррористической политике. Американские и британские судьи сочли, что правительствам больше нельзя держать подозреваемых под стражей, не давая им возможности обратиться в суд. Последнее такое решение было вынесено в Америке на прошлой неделе, когда судья счел, что Буш превышает свои полномочия, продолжая держать под стражей Хосе Падиллу, которого обвиняют в сговоре с целью создания радиоактивной "грязной бомбы". В понедельник, 7 марта, Палата лордов британского парламента отвергла некоторые положения нового антитеррористического законопроекта, который Блэр пытается протолкнуть до того, как ему придется выполнить решение суда и на будущей неделе освободить узников Белмарш.

Антитеррористическая политика Блэра наталкивается на препятствия уже несколько месяцев. В декабре высшая судебная инстанция Британии, лорды-судьи, отменила одну из главных мер антитеррористического закона, принятого после 11 сентября и разрешающего правительствам арестовывать иностранцев, подозреваемых в терроризме, на неопределенное время. Чтобы этот закон вступил в силу, правительству пришлось стать первой страной, отказавшейся выполнять Статью 5 Европейской конвенции по правам человека, провозглашающую право на свободу. Конвенция разрешает такие шаги лишь в случае войны или чрезвычайного положения. Однако лорды-судьи не приняли аргументы правительства, утверждавшего, что нынешняя угроза оправдывает подобные меры.

Столкнувшись с необходимостью освободить десять иностранцев - мусульман из Северной Африки, - Блэр решил провести второй антитеррористический закон, позволяющий устанавливать другие ограничения для подозреваемых, от домашнего ареста до комендантского часа. Он заявил, что такие меры необходимы, например, в случаях, когда подозреваемых нельзя подвергнуть судебному преследованию, не раскрывая источники разведывательной информации.

Поскольку новый законопроект подвергся критике даже со стороны многих лейбористов, на прошлой неделе правительство пошло на важную уступку, согласившись, что только судьи, а не министры, могут принимать решения о домашнем аресте. Но этого оказалось недостаточно для предотвращения бунта лейбористов в Палате общин, где принадлежащее премьер-министру большинство в 161 голос при голосовании сократилось до 14. В результате верхняя палата заняла еще более жесткую позицию. В понедельник она исключила из законопроекта положения, позволяющие министрам устанавливать комендантский час и иными способами ограничивать свободу подозреваемых, настаивая, что таким правом обладают только судьи. Во вторник она отвергла предложения, касающиеся права подозреваемых на получение государственных пособий.

Прекращающие положения

Помимо стремительно приближающегося срока освобождения заключенных Блэр должен помнить о неизбежности всеобщих выборов, которые должны состояться в мае. Во вторник верхняя палата отвергла его возражения и проголосовала за положения, прекращающие действие предлагаемого закона, а это означает, что он прекратит действовать в ноябре, если парламент не возобновит его. В среду вечером, когда законопроект вернулся в Палату общин, Блэр дал понять, что готов пойти на некоторые уступки. Пока неясно, сумеет ли он набрать достаточно голосов в обеих палатах или закон так и не будет принят.

Аналогичное положение принято в отношении наиболее спорных мер закона о патриотизме, принятого в Америке после терактов 11 сентября. Буш убеждает конгресс продлить действие этих мер, в числе которых предоставление ФБР особых полномочий в сборе информации о подозреваемых. Чтобы преодолеть сопротивление конгресса, президент недавно назначил министром внутренней безопасности Майкла Чертоффа, бывшего судью и борца за гражданские свободы.

Добиваясь продления закона о патриотизме, администрация Буша в то же время продолжает судебные баталии из-за содержания под стражей более 500 подозреваемых, многие из которых уже три года не получают юридической помощи и не знают, предъявят ли им обвинения. В июне Верховный суд принял три решения, которые оказались серьезным ударом для политики Буша. Во-первых, суд решил, что узники Гуантанамо имеют право оспаривать свое содержание под стражей. Во-вторых, он решил, что Ясир Хамди, американец, схваченный в Афганистане, не может находиться под стражей как "вражеский боец", не имея возможности предстать перед судом. В-третьих, суд дал Падилле еще одну возможность обратиться с иском по поводу своего ареста в суд низшей инстанции.

Ответом Буша на первое решение было создание трибуналов для рассмотрения боевого статуса, призванных в каждом отдельном случае решать, действительно ли узник Гуантанамо подпадает под категорию "вражеский боец". Однако в феврале федеральный суд счел такие трибуналы неконституционными. Правительство, указав, что другой федеральный суд ранее принял противоположное решение, обратилось в Апелляционный суд.

В ответ на решение Верховного суда по поводу Хамди правительству пришлось освободить его и отправить в Саудовскую Аравию, где он жил. Теперь надо что-то делать с решением по поводу Падиллы. Он подал иск в суд южной Калифорнии. На прошлой неделе судья решил, что ему должны предъявить обвинения либо освободить в течение 45 дней.

Бушу и Блэру нелегко. Наступление на их антитеррористические меры ведут судьи, законодатели и правозащитные организации, но они знают, что общество будет сурово судить их в случае нового крупного теракта. Однако жесткие антитеррористические меры не гарантируют, что терроризм прекратится. Более того, они могут принести больше зла, чем добра. Так было в случае с британским законом о предотвращении терроризма, который во время конфликта с Северной Ирландией применяли, чтобы держать под стражей людей, многим из которых так и не предъявили обвинений, связанных с терроризмом. Недовольство, которое он вызвал среди католического меньшинства провинции, только усилило поддержку ИРА. Длительное содержание на Гуантанамо и в Белмарш создает риск привлечения новых боевиков в террористические группировки, против которых направлены нынешние законы.

Источник: The Economist


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2021 InoPressa.ru