Архив
Поиск
Press digest
2 августа 2021 г.
10 марта 2005 г.

К. Джей Чиверс | International Herald Tribune

Споры по поводу убийства чеченца

Убийство Аслана Масхадова, лидера чеченских мятежников и президента подпольного сепаратистского правительства, в среду вызвало в России споры о том, что представляет собой его смерть - шаг вперед или шаг назад.

На первый взгляд, убийство - это редкий успех российской политики в Чечне, объявленной целью которой является поимка или ликвидация лидеров мятежников и террористов. Политики, лояльные Кремлю, назвали убийство потерей, которая деморализует сепаратистов и позволит российским спецслужбам захватить инициативу в войне.

"Уничтожение террориста международного масштаба означает, что зла будет гораздо меньше", - заявил спикер Государственной Думы Борис Грызлов в выступлении, транслировавшемся по национальному телевидению.

Однако правозащитные организации заявили, что смерть Масхадова означает потерю человека, готового к переговорам, олицетворявшего умеренное направление среди сепаратистов, многие из которых в последние годы обратились к терроризму.

"Масхадов хотел мира и готов был что-то для этого сделать", - заявила Валентина Мельникова, возглавляющая Союз комитетов солдатских матерей.

"Теперь, после его смерти, открыта дверь для радикальных лидеров и движений".

Сами сепаратисты высказываются в том же духе, говоря, что о переговорах теперь не может быть и речи, и призывая к джихаду и мести за смерть Масхадова.

Объявив трехдневный траур, они приказали полевым командирам продолжать атаки, запланированные на весну и лето.

"Оккупанты и марионетки говорят о своей победе, - сказано на одном из сайтов, который часто используют мятежники. - Начался новый период в истории русско-чеченского военного противостояния".

Разброс мнений о последствиях смерти Масхадова отражает давний раскол между Кремлем и противниками чеченской войны.

Российское правительство называет вторую войну в Чечне, начатую в 1999 году, неотъемлемой частью многонациональной борьбы с террористическими группировками и часто говорит об исламских сепаратистах как о ветви мирового джихада "Аль-Каиды".

За пределами сферы влияния Кремля войну связывают с коррупцией и жестокостью российских войск и чеченских ставленников Москвы.

53-летний Масхадов, в 1997 году законно избранный президентом Чеченской республики Ичкерия, был одним из двух наиболее заметных лидеров мятежников.

Второй, Шамиль Басаев, возглавляет исламскую террористическую группировку и взял на себя ответственность за самые страшные теракты в постсоветской России, включая захват московского театра в 2002 году, катастрофы двух пассажирских самолетов и захват школы в Беслане.

Группа Басаева также направляет террористов-смертников, в том числе, женщин, не только в населенные пункты Кавказа, но и в Москву.

В последние годы Басаев стал самым заметным и непримиримым врагом Кремля. Но именно Масхадов бросал своим российским противникам наиболее явный политический вызов.

Бывший полковник Советской армии, он высказывался против терроризма и часто предлагал Кремлю переговоры о политическом урегулировании.

Он поссорился с Басаевым и говорил, что будет преследовать его по закону.

У него было множество сторонников на Западе, и это давало ему легитимность, какой нет ни у кого из полевых командиров и террористов. В феврале его правительство в изгнании встречалось в Лондоне с Союзом комитетов солдатских матерей, чтобы обсудить возможности мирного урегулирования. Встреча привлекла внимание европейских дипломатов, а некоторые из них присутствовали на ней.

Россия бойкотировала переговоры, но из сообщений СМИ было видно, что она внимательно следит за результатами, а на пресс-конференции присутствовало два правительственных чиновника.

Больше никто из чеченского руководства не привлекал к себе такого внимания.

Российский спецназ настиг Масхадова в бункере под домом в одном из чеченских сел. По официальным сообщениям, он был убит взрывом гранаты.

Поскольку явной альтернативы Масхадову нет, его гибель, по мнению противников войны, приведет к опасной реорганизации чеченских боевиков.

"В сепаратистском движении, не имеющем лидера, много умеренных людей, - заявила Татьяна Локшина из Московского хельсинского фонда, часто бывающая в Чечне. - Теперь перед ними стоит выбор: либо уйти, либо присоединиться к Басаеву. Я думаю, многие присоединятся к Басаеву".

Американский комитет за мир в Чечне осудил убийство, назвав его "саморазрушительной политикой убийства умеренных".

Официальные представители России почти единодушно высказывают противоположное мнение.

Член комитета Госдумы по безопасности Геннадий Гудков заявил, что смерть Масхадова ослабит международную поддержку сепаратистского движения и запустит процессы дезинтеграции.

Сторонники критиковали операцию лишь за то, что Масхадова не удалось взять живым, поскольку его допросы могли бы быть плодотворными.

Власти заявили о захвате двух портативных компьютеров и личного архива Масхадова.



facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2021 InoPressa.ru