Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
10 марта 2006 г.

Жак Амальрик | Libération

Путин, или ресталинизация России

Празднование и замалчивание юбилеев - это настоящее дипломатическое искусство, которым в совершенстве владеет Владимир Путин. Он показал это в мае 2005 года, устроив в Москве по случаю 60-й годовщины окончания Второй мировой войны военно-патриотические празднества, достойные времен холодной войны. Только что он вновь показал это, обойдя молчанием 50-ю годовщину события менее известного, но сыгравшего поворотную роль в судьбе Советского Союза: речь идет о шестичасовом выступлении Никиты Хрущева 26 февраля 1956 года на ХХ съезде КПСС с докладом о преступлениях Сталина (умершего тремя годами раньше) и его верного приспешника Лаврентия Берии (расстрелянного вскоре после смерти "вождя народов").

Доклад "О культе личности и его последствиях" должен был остаться секретным, но вскоре он стал достоянием гласности благодаря польским коммунистам и югославам, получившим к нему доступ. (Французская компартия, которой в то время руководил Морис Торез, назвала этот документ "докладом, приписываемым товарищу Хрущеву".) С его помощью Хрущев хотел дискредитировать и отстранить от власти двух твердокаменных сталинистов, бросавших на него тень - Маленкова и Молотова. Хрущев, только что съездивший в Югославию, чтобы помириться с Тито, уже выброшенным было Сталиным на свалку истории, пытался также подать сигнал сталинистскому руководству братских стран: пришло время передать бразды правления людям, более соответствующим новой политике Кремля.

Историки будут долго размышлять о наследии Хрущева и его мотивах. Жаждал ли он власти? Разумеется. И он, говоривший о "массовом выселении из родных мест целых народов", которое "никак не диктовалось военными соображениями", а проводилось "болезненно подозрительным" Сталиным, повсюду видевшим "врагов народа", сам был причастен к той безумной власти, для которой человеческая жизнь значила не больше, чем жизнь клопа. Например, когда он руководил строительством московского метро, а потом - когда был "проконсулом" на Украине.

Хотел ли он увековечить "реальный социализм", замазав самые грубые его изъяны? Да, на счету Хрущева - освобождение миллионов заключенных, эрозия страха, некоторый интеллектуальный ренессанс, в котором он ничего не смыслил, внимание к материальным потребностям населения. Но на его же счету - катастрофические последствия насаждения монокультур (в одних районах - кукурузы, в других - хлопка); сохранившиеся диспропорции между расходами на оборону и на нужды людей; кровавое подавление восстания в Будапеште (имевшее место через восемь месяцев после его выступления с секретным докладом); ядерный шантаж, которым являлся кубинский ракетный кризис и провал которого сыграл не последнюю роль в его свержении в 1964 году.

Как бы то ни было, этот человек был первым советским руководителем, взявшим на вооружение фатальный для режима революционный принцип гуманизма. Он был также первым руководителем, отстраненным от власти, но не казненным. Это позволило ему в мемуарах пересмотреть свою роль. Он немного ее приукрасил, но остались фразы, которые не лгут. Вот, например, что он говорит по поводу своего сталинистского прошлого: "Кровь. Мои руки по локоть в крови. Это самый тяжкий грех на моей душе". А вот его признание своему старому соратнику Микояну: "Я сделал главное дело. Разве мог кто-нибудь сказать Сталину, что он нас больше не устраивает и поэтому должен уйти в отставку? Да от него бы мокрого места не осталось. Теперь все по-другому. Исчез страх, и мы можем говорить на равных. Это мое достижение".

Ясно, что это достижение не по вкусу Владимиру Путину. Для российского президента, заявившего в прошлом году, что "крушение Советского Союза было крупнейшей геополитической катастрофой XX века", вклад Хрущевым больше похож на измену, так как он дал толчок медленному процессу распада советской империи. Процессу, который, опять же по Путину, был завершен Горбачевым с его гласностью и перестройкой.

Памяти о Хрущеве Путин предпочитает поддержание мифа о Сталине. Освобождению от страха он предпочитает то, что он назвал "диктатурой закона", хотя закон этот применяется весьма избирательно. Исторической правде о советском прошлом и демократии не место в этой негласной реставрации. Она встречает несомненное одобрение значительной части населения, в котором искусственно культивируется ностальгия по порядку и величию. Отсюда - и попытки "отвоевать" Кавказ, Центральную Азию и Украину. И беззастенчивое использование газового и нефтяного оружия. И проникнутые ксенофобией кампании, призванные убедить россиян: все их беды - только от заграницы.

Источник: Libération


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru