Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
10 марта 2014 г.

Кристия Фриленд | The New York Times

Россия уже проиграла войну

Революции часто начинают буксовать на следующий же день, но текущая украинская революция наслаждается "затяжным медовым месяцем" благодаря Путину, утверждает в статье для The New York Times Кристия Фриленд, автор книги "Распродажа века: безумный рывок России от коммунизма до капитализма" (Sale of the Century: Russia?s Wild Ride From Communism to Capitalism), ныне депутат парламента Канады.

"Вмешательство Путина во внешнюю и торговую политику Украины изначально спровоцировало восстание, а его вторжение, как ни парадоксально, повысило шансы на долгосрочный успех этого восстания", - пишет автор.

Возможно, украинскую революцию еще погубит некомпетентность или междоусобица. Но вторжение при поддержке Кремля еще сильнее сплачивает украинцев, которых объединила ненависть к Януковичу.

"Янукович освободил Украину, а Путин ее объединяет, - говорит Егор Соболев, русский по национальности, глава правительственной комиссии, которая занимается люстрацией чиновников. - Украина функционирует не благодаря правительству, а благодаря самоорганизации народа и его чувству человеческого достоинства".

По словам Соболева, в Одессе, Николаеве, Донецке и Днепропетровске люди, хотя "им никогда не нравилась западно-украинская, галицийская точка зрения", проявляют не меньший патриотизм, "защищают свою страну от иностранной агрессии".

Этот конфликт может перерасти в крупную войну, Крым, возможно, навсегда перестанет быть частью Украины. "Но, что бы ни случилось в ближайшие несколько месяцев или даже лет, Путин и его концепция авторитарного бывшего советского пространства, где господствовала бы Россия, уже проиграли. Демократическая, независимая Украина и хаотичная, капризная (но также вольная и законопослушная) европейская идея одержали верх", - говорится в статье.

Правда, пока победа - только идеологическая, считает автор. Заодно Фриленд отмечает, что события последних трех месяцев - "не этнокультурная битва в стиле Югославии", а "политическая борьба". Лучшая параллель - "бархатная революция" в Чехословакии, так как упор делается на реформу морали общества и поведения каждого человека.

Для России и Украины распад СССР стал только частичной революцией: старая номенклатура и ее стиль управления остались. Путин старается претворить это наследие в новую систему госкапитализма, и одним из ключевых элементов был альянс с "Украиной Януковича".

"Теперь эти усилия провалились. Чего бы Путин ни достиг на Украине, это не будет партнерством со славянским "младшим братом", который охотно вливается в неоимпериалистический, неосоветский проект", - говорится в статье.

Сможет ли Украина преуспеть в практическом смысле, пока неясно: нужна тотальная реформа экономики и эффективные государственные институты. Есть опасность, что Европа, возможно, не захочет помогать Украине, как когда-то помогала странам Центральной Европы и Балтии.

Самый острый вопрос для Киева - будет ли война? В Сирии, в Сочи и даже при манипуляциях Януковичем Путин завоевал репутацию виртуозного стратега. "Но на Украине он совершил большой просчет", - полагает Фриленд.

Путин ошибочно полагает, что русскоязычные и украиноязычные жители Украины разобщены до грани братоубийства, а все, кто дома говорит по-русски или голосовал за Януковича, предпочтут стать гражданами путинской России, пишет автор. "На деле все на Украине говорят и понимают по-русски и все, как минимум, понимают по-украински", - говорится в статье.

На Западе многие поборники "реалистической внешней политики" жалеют, что украинская революция произошла, считает автор. Но украинцы сделали свой выбор. "Теперь выбор за нами", - заключает Фриленд, подразумевая Запад.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru