Архив
Поиск
Press digest
14 мая 2021 г.
10 октября 2005 г.

Джонатан Стил | The Guardian

Высокая цена российской контрреволюции

Запад в ответе за рост неравенства

"Вестернизация" России идет быстро. Вот три наблюдения, сделанные во время короткой поездки.

В стране 90 млн мобильных телефонов, которых хватит почти на две трети населения, в Москве же телефонов больше, чем жителей. На каждую бабушку, с трудом представляющую себе, что такое мобильник, приходится молодая бизнес-леди с двумя-тремя дизайнерскими моделями.

На строительной площадке гостиницы в ста ярдах от Кремля смуглые таджики, узбеки и азербайджанцы ждут автобусов, которые отвезут их в общежития. По данным федеральной миграционной службы, в Москве 3 млн незарегистрированных иностранных рабочих, с которыми связано множество проблем.

У метро продаются "мягкие" порнографические журналы на любой вкус. В древних, но ходящих точно по расписанию поездах на удивление много пассажиров, читающих книги. Московское метро остается самым читающим в мире.

Но сплетни о знаменитостях завоевывают пространство. Таблоид, который читает женщина напротив меня, сообщает, что внучка Михаила Горбачева нашла новую любовь. Мелькает мысль: неужели звезде 1980-х годов уже так много лет? Так или иначе, семья лидера когда-то была табу. Теперь россияне знают, что внучка бывшего президента в прошлом году вышла замуж за богатого бизнесмена (только цветы на свадьбе стоили 6 тыс. фунтов). Через месяц супруги расстались.

Но за глянцем российской контрреволюции по-прежнему скрываются тяжелые проблемы. После приватизации промышленности и перехода природных ресурсов в руки друзей Ельцина в 1990-х годах начался новый этап - тотальная коммерциализация социально ориентированного государства.

Многие государственные активы, от детских садов до профсоюзных домов отдыха, были закрыты и распроданы десятилетие назад. В последние годы местные власти заставляют людей все больше платить за горячую воду, отопление и электричество, которыми квартиры обеспечивают централизованно.

На этой неделе вступил в силу закон, который требует брать с жителей за коммунальные услуги 100%. Если бы услуги были адекватными, людей это раздражало бы меньше. Но из-за некомпетентности, или нехватки денег в федеральном бюджете, или из-за того, что с них снимают сливки по дороге, местные власти сокращают расходы. Во многих городах отопление и электричество зимой подается в квартиры лишь несколько часов в день.

Эта схема является частью программы "возмещения издержек производства", рекомендуемой Всемирным банком и уже действующей в ряде развивающихся стран. Банк платит часть зарплаты исследователям в различных российских министерствах, чтобы облегчить внедрение его идей.

"Возмещение издержек" распространяется на здравоохранение и образование. За рецепты, анализы крови и другие вспомогательные процедуры все чаще приходится платить. Вводится плата и в государственных вузах. Многие из них больше не будут получать финансирование из федерального бюджета. Региональным властям придется подхватить инициативу, и в беднейших районах России это означает закрытие факультетов и превращение университетов в колледжи, которые сконцентрируются на экономике и бухгалтерии, в соответствии с пожеланиями Путина.

Обозреватель газеты "Известия" Виктория Волошина на этой неделе поставила вопрос, приведет ли увеличение платы к демонстрациям. В январе тысячи пенсионеров вышли на улицы после того, как правительство отобрало право на бесплатный проезд у стариков, инвалидов и ветеранов, заменив его денежными выплатами.

Большинство участников этих демонстраций представляли бедноту, но новые реформы ударят и по среднему классу. 30- и 40-летние, стремящиеся выбиться из рядов людей с низкими доходами, тоже могут выйти на демонстрации, написала Волошина. Рост их зарплат не может успеть за ростом тарифов, их снова сталкивают в бедность.

Тема "оранжевой революции" украинского образца регулярно всплывает в разговорах с российскими аналитиками. Но есть существенные различия. Требования демонстрантов в Киеве были прежде всего политическими - они добивались честных выборов, изменения правительственной стратегии и ухода от России к "Европе". Если экономический фактор и присутствовал, то лишь в виде надежды, что вступление в ЕС мгновенно обеспечит процветание.

В России иной контекст. Вступление в ЕС даже не рассматривается, по крайней мере - в ближайшие десятилетия, и россияне не могут выступать против России. Их протесты носят преимущественно экономический характер. "Реформа" кусается больнее, чем на Украине, и демонстранты недовольны способами становления западного капитализма.

Некоторые киевские методики применяются и в России. Множатся оппозиционные сайты. В двух комнатах в ветхом здании в центре Москвы я обнаружил штаб-квартиру Федерации независимых профсоюзов и движения антиглобалистов. На собрании активистов шла подготовка к созданию Левого фронта, стремящегося объединить антиправительственные партии и молодежные организации. Раньше им было непросто добраться до своих сторонников в отдаленных регионах, сегодня же есть интернет и мобильная связь.

В стране, где природных богатств больше, чем на Украине, россияне недовольны тем, что их ресурсы разбазаривают. Визит Путина в Германию, где он подписал соглашение о газопроводе, который в перспективе дойдет и до Британии, привлек всеобщее внимание к российскому энергетическому процветанию.

Год назад казалось, что мировые цены на нефть могут упасть, но это представляется все менее вероятным. Российский бюджет имеет излишки в течение уже шести лет, и эта тенденция продолжится. Хотя некоторые российские ученые называют нефть "проклятием", тормозящим диверсификацию экономики, правительство думает о том, какую долю прибыли направлять в стабилизационный фонд и на какой риск инфляции можно пойти, расходуя его.

На этой неделе Путин объявил о повышении зарплат учителей, врачей и медсестер и увеличении расходов на службу "скорой помощи", и это наводит на мысль, что его заботит влияние реформ. Сидя на огромных бюджетных излишках, он может с легкостью раздавать деньги в ответ на те или иные события. Но у него, похоже, нет экономической стратегии. Иногда он выглядит как радикальный либерал, а через минуту ударяется в социальные расходы.

Российская политическая система далека от западной. Отсутствие нормальных политических партий, централизация власти в Кремле и государственный контроль над СМИ затрудняют проведение демонстраций. Но авторитаризм не так уж волнует россиян. Их огорчает то, что экономическая либерализация придает новые масштабы старым российским бедам - коррупции, избирательности правосудия, эгоизму меньшинства, принадлежащего к экономической элите. Вина Запада в этом тоже есть.

Источник: The Guardian


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru