Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
10 октября 2007 г.

Анатоль Ливен | Financial Times

Не лучший способ для Путина сохранить влияние

Ключевым политическим вопросом в России в последние два десятилетия были не отношения между демократией и диктатурой, а отношения между различными типами олигархии. Олигархия, которая сформировалась при президенте Владимире Путине, намного более связная, сплоченная и дисциплинированная, чем коллекция враждующих магнатов Бориса Ельцина. У нее появилась общая культура и этика, обусловленные тем, что многие ее члены имеют общее происхождение, будучи выходцами из советских служб безопасности. Ее относительный успех связан с этими факторами, а также с удачей в виде энергетических цен и хорошего экономического управления.

Но, опять же, выживание полностью сформировавшейся олигархии не зависит от одного лидера; как раз наоборот, она склонна ротировать власть между различными членами правящей элиты. Плохо ли, хорошо ли, но российская олигархия еще далека от достижения такой степени основательности.

Возможно, Путин и похож больше на председателя корпоративного правления, чем на единоличного диктатора, но он крайне влиятелен. Без него, как кажется многим, правящая элита не только утратит свой престиж среди населения, но и будет подвержена риску погрузиться в бесконтрольные соперничества. Посему не только сам Путин, но и большинство членов этой элиты привержены идее о том, что он должен продолжать оказывать доминирующие влияние и после ухода с поста президента в следующем году.

Этим и объясняется очевидное намерение Путина взять в свои руки руководство проправительственной политической партией "Единая Россия" и превратить ее в настоящую правящую партию из нынешней коалиции боссов и знаменитостей, которых удерживает вместе лояльность президенту. Этому может сопутствовать вступление Путина в должность премьер-министра, что, в свою очередь, приведет либо к быстрому уходу нового президента, с тем чтобы позволить Путину избираться на новый президентский срок согласно конституции, либо к переходу реальной власти от президента к премьер-министру.

Учитывая молодость Путина (ему исполнилось всего 55), его большие, хотя и оспариваемые достижения и его огромную популярность, было бы удивительно, если бы он не пытался сохранить доминирующее влияние. Лучший ли это способ действий - это другой вопрос. Честно говоря, если бы он мог не уходить в отставку, тогда могло бы быть намного лучше, если бы он изменил конституцию, чтобы позволить президентам избираться на дополнительный срок, и вынес бы это изменение на народный референдум.

В данный момент все возможные путинские направления движения выглядят крайне проблематичными. Наихудшим будет вариант, при котором Путин станет всемогущим премьер-министром при предположительно выхолощенном президенте. Эта стратегия может привести к катастрофичному столкновению между президентом и премьер-министром и разрушению всей системы.

Даже в случае успеха этот курс породит систему, в которой власть без конца переходит от одной госканцелярии к другой в зависимости от обстоятельств. Вряд ли это рецепт стабильности или предсказуемости. К тому же, если новый президент, победив на выборах, придет к власти лишь для того, чтобы снова уйти, уступив место Путину, это сохранит преемственность власти, но низведет конституцию до пантомимного фарса.

Если говорить о чистой эффективности правительства, то лучшим выбором было бы сильное премьерство при Путине вместе с сильным президентством во главе с кем-то таким, как Сергей Иванов, первый вице-премьер. В теории это было бы действительно мощной комбинацией. На практике это потребовало бы намного большего взаимного доверия, чем существует между большинством братьев.

Наконец, есть вариант того, что Путин ограничит себя ролью лидера "Единой России" и реализацией своей власти и влияния на этой платформе - что-то вроде роли Сони Ганди в Индии. Большая опасность этого пути заключается в риске воссоздания реальной однопартийной системы.

С другой стороны, прокоммунистическая демократия России провалилась во многом именно потому, что российское общество оказалось неспособным создать реальные новые политические партии. Если Путин преуспеет в превращении "Единой России" в такую партию, тогда она может в итоге - пусть и непреднамеренно - содействовать возникновению реальной демократической многопартийной политики в России, на основе нового российского общества, созданного экономическим ростом. Пока этот день не наступил, Россия вряд ли может рассчитывать на что-то лучшее, чем нынешняя олигархия, и может только надеяться на то, что она будет работать как можно эффективнее при достаточно стабильном и согласованном руководстве.

Анатоль Ливен - профессор Королевского колледжа в Лондоне и старший научный сотрудник New America Foundation. Его последняя книга, написанная в соавторстве с Джоном Халсмэном, называется "Этический реализм: концепция роли Америки в мире" (Ethical Realism: A Vision for America's Role in the World)

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru