Архив
Поиск
Press digest
28 мая 2020 г.
10 августа 2004 г.

Ариэль Тедрель | Le Figaro

Молдавия: лингвистическая война на берегах Днестра

Тирасполь, маленькая столица самопровозглашенной Приднестровской Республики, готовится к войне. Откликнувшись на призыв своего президента Игоря Смирнова 800 тысяч жителей этой узкой полоски земли площадью в 4 тысячи квадратных километров, зажатой между Украиной и Молдавией, уже несколько дней готовятся "дать отпор вероятной военной атаки Кишинева" - молдавской столицы, расположенной на другом берегу Днестра.

На границе стоит бронетехника - наследие советской империи. После короткого конфликта между Приднестровьем и Молдавией, унесшего в 1992 году жизни более тысячи человек, двусторонние отношения кое-как поддерживались. В прошлом месяце они снова резко ухудшились. "Самодержец" Игорь Смирнов решил закрыть все школы, преподавание в которых ведется на молдавском (то есть румынском) языке. Восемь из них уже закрыты. В ответ коммунистическое правительство молдавского президента Владимира Воронина приказало своим таможенным службам прекратить оформление документов на вывоз товаров с территории Приднестровья.

К этим событиям очень серьезно отнеслись Совет Европы и ОБСЕ. Сам верховный представитель ЕС по вопросам внешней политики Хавьер Солана настоятельно призвал Москву успокоить Тирасполь. Возможно, ощущая за собой эту поддержку, несколько десятков школьников с пятницы дразнят в городе Бендеры вооруженных милиционеров президента Смирнова. Они раскинули палатки и заявили, что готовы "бороться днем и ночью", чтобы им вернули их школу.

В Приднестровье преподавать румынский язык или учиться на нем считается политическим преступлением. Провозглашенный официальным языком в 1989 году, сразу же после обретения бывшей Молдавской ССР независимости, именно он подлил масла в огонь конфликта, повлекшего за собой отделение Приднестровья - преимущественно русскоязычной территории.

В 1991 году его президентом был избран Игорь Смирнов, директор завода, переброшенный сюда из Москвы. Он по-прежнему является президентом и явно не хочет покидать этот пост. Ибо Приднестровье - это выгодный бизнес. Здесь находится оружие и боеприпасы советской 14-й армии.

В 1999 году Россия обязалась до 31 декабря 2002 года вывезти их, а также ввести из Приднестровья около 2500 солдат, охранявших склады. Но она не сдержала слова. Половина арсенала (около 22 тысяч тонн оружия и боеприпасов) осталась на складах. К 1993 году часть оружия президент Смирнов сбыл на сторону.

Впоследствии он с помощью российской компании "Росвооружение" модернизировал ряд предприятий, на которых был налажен серийный выпуск гранатометов, пистолетов-пулеметов, противотанкового оружия и другого вооружения. Контрабанда оружия является местной спецификой, но в республике, не признанной ни одним государством, даже Россией, процветают и другие виды незаконной торговли (от табака до спиртных напитков) и нелегального бизнеса (от проституции до отмывания грязных денег). Эти виды бизнеса приносит миллиарды долларов; они позволили Игорю Смирнову и членам его клана сколотить целые состояния.

Уже долгие годы Молдавия пытается восстановить свою территориальную целостность. Для нее этот вопрос не только экономический (с потерей Приднестровья она лишилась трети своего промышленного потенциала), но и политический. С приближением парламентских выборов, которые состоятся будущей весной, участь Приднестровья тем больше заботит молдавских политиков и общественность страны, что ею начинает интересоваться и Европейский союз.

1 мая маленькая Молдавия, наряду с Украиной и Белоруссией, оказалась у границ расширенного ЕС. Несмотря на пророссийские инстинкты своего президента, она все больше смотрит в сторону Запада. По мнению Дова Линча, ученого из Института исследований в области безопасности ЕС, эта геополитическая конфигурация "обязывает Западную Европу переосмыслить свою политику с тем, чтобы ответить на потенциальные и реальные угрозы", исходящие от бывшей советской зоны.

Но как помочь демократизации Молдавии, не предоставив ей перспективы членства в ЕС? В мае Брюссель предложил установить "особые отношения" с новыми соседями Евросоюза. Европейская комиссия уже выработала "планы деятельности", которые охватят все сферы взаимоотношений. Из-за этой "черной дыры" под названием Приднестровье Молдавия, о которой долго не вспоминали, может стать, по выражению Дова Линча, "лабораторией по выработке новой европейской стратегии".

За последние три года планы мирного урегулирования конфликта между братьями-врагами появлялись не раз. Но все напрасно. Год назад ЕС по инициативе ОБСЕ открыл дискуссию на тему возможного создания европейской миротворческой миссии. Москва эту идею решительно отвергла.

Молдавия - маленькая страна, к тому же самая бедная в Европе. Но, помимо того что для России она представляет внутриполитический интерес, она является для нее средством давления в диалоге с международным сообществом. В этой "серой зоне" между Востоком и Западом Москва до сих пор диктует свои законы. Странная лингвистическая война, разгоревшаяся на берегах Днестра - очередное тому подтверждение.

Источник: Le Figaro


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru