Архив
Поиск
Press digest
28 сентября 2020 г.
10 декабря 2004 г.

Дэниэл Хеннингер | The Wall Street Journal

От Киева до Багдада

Самое волнующее событие со времени трансформаций, последовавших за падением Берлинской стены, происходит сегодня в Киеве на Площади Независимости. Это "оранжевая революция", за которой следит и которую, что гораздо важнее, принимает весь мир. Правительства Западной Европы поддерживают требования оппозиции, авторы газетных колонок горячо приветствуют ее желание влиться в ряды свободных людей, самостоятельно решающих свою судьбу.

Будут ли они вести себя так же 30 января по отношению к народу Ирака?

Опыт Украины стал исходным пунктом демократии. Подставив вместо Украины Ирак, мы сможем лучше понять иракские перспективы. На прошлой неделе Владимир Путин усомнился в вероятности подлинно демократического мероприятия в Ираке в январе. Мнение эксперта.

Недавно мы говорили об этом с Адрианом Каратницким из Freedom House, чей ежегодный обзор "Свобода в мире" является исчерпывающим справочником по демократическому развитию. К тому же Каратницкий - выходец с Украины, и в день, когда мы встретились в нью-йоркском кафе East Village, он только что узнал о решении Верховного суда Украины аннулировать результаты выборов и назначить повторное голосование.

Суды функционируют и в Ираке, но, в отличие от своих украинских коллег, иракские судьи больше беспокоятся о том, чтобы их не застрелили. "Очень трудно строить демократические институции, когда существует большая зона нестабильности", - отметил Каратницкий, особенно в столице государства. Не менее важен растущий средний класс, "независимые экономические силы, способные оказать финансовую поддержку альтернативным политическим партиям".

Но он подчеркнул опасность минимизации перспектив страны из-за недооценки силы демократических процессов. "Если создаются традиционные институции даже для проведения выборов с видимостью конкуренции, со временем они создают возможность подлинной состязательности. Когда общество, как на Украине, созревает, эти институции углубляются. На Украине на это ушло 13 лет, в Грузии, где в прошлом году произошла "революция роз" - 12, в Сербии - около 10".

О нестабильности в Ираке, особенно в центре страны, сегодня много трубят. Гораздо меньше замечают растущую экономическую стабильность и жизнеспособность.

"Багдад переживает бум", - утверждает Мухаммед Фадхил Али, один из трех братьев, ведущих сетевой дневник Iraqthemodel.com. Мухаммед и его младший брат Омар на этой неделе, во время своей первой поездки в США, побывали в редакции Wall Street Journal, где мы говорили о будущем Ирака.

Их не ошеломили предпраздничные толпы в Нью-Йорке, население Багдада - около 5,7 млн человек. Магазины ломятся от товаров, на улицах не протолкнешься от покупателей. Количество автомобилей за год, похоже, удвоилось. "Средний класс растет", - говорит Омар. После "освобождения" 9 апреля 2003 года Мухаммед решил фотографировать каждое новое здание в Багдаде. "Теперь каждый день появляется новый дом, я не могу за ними поспеть". Цены на землю и недвижимость растут. Инвестиции идут главным образом не с Запада, а из арабского мира.

Они сделали несколько интересных замечаний о политических настроениях иракцев. Во-первых, иракцы не проголосуют за правительство, где будут доминировать исламские религиозники. Почему? Им не нравится пример мулл в соседнем Иране. Это отражают выборы, уже прошедшие в Ираке. В прошлом году на местных выборах в Назарии 47 тыс. голосов получили имамы, призывающие к поддержке исламских партий, но гораздо больше голосов досталось учителям, инженерам и другим профессионалам.

Вне зависимости от нынешних партийных коалиций простой человек упорно проявляет независимость. Фермер в Самарре сказал им: "Я проголосую за хорошего человека, безразлично, шиита или суннита". "Сегодня мы, иракцы, не доверяем никакому правительству", - говорит Мухаммед, хотя позиции премьер-министра Алауи укрепились после того, как он сначала очистил шиитский Неджеф, а потом - суннитскую Эль-Фаллуджу.

Вчера в Ираке шиитские организации представили список из 228 кандидатов. Примечательно в этих появляющихся списках то, что они разнообразны. Многие партии продвигают стратегии, основанные на признаках этнического происхождения, религии и даже пола. Например, среди кандидатов шиитской коалиции есть курды, независимые сунниты, туркмены и даже представители религиозной секты. Плакаты разных политических партий по всему Ираку призывают к одному и тому же: "Голосуй". Вполне реалистичная политика.

В каком то смысле Украине было легче: оппозицию и статус-кво представляли всего два кандидата. В Ираке фракция "статус-кво" взрывает других иракцев. "Оппозиция" - это неоднородное население, формирующее политическое будущее.

Украина - это не Ирак. Ирак - не Афганистан. И не Южная Африка. И не Россия. Пути к демократической зрелости не бывают похожими друг на друга. Каждый переход требует, чтобы люди продемонстрировали свою готовность к мятежу, который предшествует самоуправлению. Будь это украинцы или иракцы (или иранцы), все они заслуживают публичной поддержки со стороны стран и народов, уже пришвартовавшихся в демократической гавани.

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru