Архив
Поиск
Press digest
4 августа 2020 г.
10 февраля 2006 г.

Кристиан Гедеке | Der Spiegel

Обитель героев

Торговые центры, столовые, даже больница: в Олимпийской деревне в Сестриере есть все, что нужно спортсменам. К сожалению, она все еще не совсем готова. Корреспонденты Spiegel посетили строительные площадки, поговорили со спортсменами - и обнаружили не только хаос

Сестриере принарядилась. Снег покрывает склоны вокруг этого местечка примерно на высоте 2000 метров, облачка уступают место солнцу, и Марко, владелец небольшого супермаркета, сегодня особенно дружелюбен. Все было бы прекрасно, если бы ни одна маленькая проблема. Олимпийская деревня занимает 75 000 квадратных метров и расположена в самом центре Сестриере. При этом проблема не в самой деревне, а в том, что она все еще не достроена.

Изолированная деревня ограждена металлическими заборами, которые только частично обклеены олимпийскими плакатами. Повсюду гремят экскаваторы, на территории деревни стоит подъемный кран высотой с дом, который, словно меч, угрожающе навис над жилым домом. Вооруженные карабинеры несут вахту перед воротами, преграждающими вход в деревню. Они охраняют территорию, которая некогда была престижным проектом, а сейчас местами напоминает лунный ландшафт.

"На отрезке между международной зоной и квартирами спортсменов вам следует быть осторожным. Там разложили пластиковые панели, на этом месте почти каток", - говорит Михаэль Ширп. На нем белый свитер и черные спортивные штаны, его мобильный телефон звонит постоянно. Ширп - пресс-секретарь Национального олимпийского комитета (НОК) Германии, и он организовал экскурсию по Олимпийской деревне. Он достал нам гостевые пропуски и предусмотрел для нас переводчицу. Позже он проведет пресс-конференцию и отправится на открытую тренировку немецких сноубордистов - всему свое время. Плохая организация его ужасает.

Внутри стеклянного червяка

Теперь Ширп стоит в фойе международной зоны, стеклянного здания, которое снаружи напоминает жирного червяка с хвостом. "Здесь Вы можете фотографировать, дальше нельзя", - говорит он. Вчера оргкомитет TOROC удалил десять групп фотографов, хотевших сфотографировать снаружи дома спортсменов: спортсмены должны иметь право на покой. В фойе в углу одиноко стоит цветок в кадке. Фотографы беспомощно смотрят друг на друга и не знают, что им здесь снимать.

По плану строительство Олимпийской деревни должно было быть закончено в октябре 2005 года. Строительные работы начались за два года до этого. Организаторы обещали, что здесь, так же, как и в деревнях в Турине и в Бардонеккьи, спортсмены будут находиться в "надежной, уютной и стимулирующей среде", которая "способствует хорошему социальному взаимодействию". У некоторых немецких спортсменов есть кое-какие сомнения по этому поводу, по крайней мере, в том, что касается стимулирующего эффекта местности. Например, у Торстена Вустлиха.

Саночник, катающийся в паре, зашел вместе со своим партнером Андре Флоршутцем в магазин зимней одежды, который находится в западной части стеклянного червяка. Здесь, в коммерческой зоне, спортсмены могут также сходить в парикмахерскую и купить вещи первой необходимости. "Здесь очень мило, - говорит Вустлих, - однако сооружения и постройки снаружи оставляют желать лучшего". Они совершенно некрасивые, "но проблема в том, что все не было готово в срок". Вустлих приехал сюда позавчера. Вероятно, он надеется, что скоро все станет лучше. Потом он улыбается в камеру фотографам, которым, наконец, есть что снимать.

"С 8 до 9 часов - представители ислама"

Однако тот, кто запасется терпением, пройдет несколько стальных дверей и желтых коридоров, сможет найти в Олимпийской деревне в Сестриере людей, которые не высказывают никакого недовольства. Как Дэвид Уэллс, например. Царство этого уроженца Канады, обладателя больших очков и прекрасной улыбки, составляет 20 квадратных метров и находится где-то в недрах здания Е, которое является одним из восьми жилых корпусов гостиничного типа. Помещение скудно обставлено, десять пластиковых стульев расставлены в круг, у окна стоит письменный стол. Это религиозный центр деревни, а Уэллс - координатор верующих.

"МОК с глубоким уважением относится к пяти главным мировым религиям", - говорит Уэллс тоном пастора. Индуисты, мусульмане, буддисты или христиане - все могут зайти сюда, чтобы помолиться. Для этого был составлен план. Например, "с 8 до 9 часов - представители ислама", отмечено там, или "в 10 часов - православные". Однако Уэллса и его коллег посещают не только глубоко верующие спортсмены. "Некоторые приходят перед началом соревнований", - говорит он. "Все, что помогает, помогает". Он уже был на Олимпиаде в Афинах, но на самом деле он посланник будущего. Следующие зимние Олимпийские игры в 2010 году будут проходить в Ванкувере - родном городе Уэллса.

В сестриерской деревне живут 1000 спортсменов, руководителей и других деятелей, 24 из 750 квартир занимает НОК Германии. Трехместные комнаты находятся в здании F в восточной части деревни. Это серое строение с зелеными балконами, на одном из них вывешен немецкий флаг. "Это почти единственное место, откуда вы можете сделать фотографии не через стекло", - говорит Михаэль Ширп. Он стоит перед открытой дверью в международной зоне, немецкие апартаменты расположены в сорока метрах отсюда. После того как фотографы сделали снимки, Ширп выходит наружу, и становится понятно, что имел в виду представитель НОКа, сказав, что надо быть осторожным.

30 секунд осторожности

Серые войлочные и пластиковые маты покрывают промерзшую почву, однако они также скрывают коварные бугры и ямки, которые образовались под ними изо льда и снега. В любой момент можно упасть - спортсменам, желающим попасть в столовую, в парикмахерскую или к Уэллсу, необходимо 30 секунд соблюдать осторожность. И еще 30 секунд по пути домой.

При входе в серое здание стоят картонные коробки с душевыми занавесками, в коридорах перед квартирами еще пахнет краской. Однако здесь, на территории немцев, все чисто и убрано. Томас Шваб говорит, что апартаменты "по олимпийским меркам просто супер", а Георг Хакль считает просторные трехместные комнаты с террасами в Сестриере лучшими из всех, что он видел за шесть Олимпиад.

Себе на дверь усач прикрепил подробное расписание тренировок. Там четко проставлено, когда по плану силовые упражнения в спортзале, а когда - тренировки на трассе. Когда легенда саночного спорта выходит из своей комнаты, он спрашивает ожидающих его журналистов, кто их сюда пустил. "Вы же знаете, вам здесь вообще нельзя находиться", - кричит он на ходу, в шутку, конечно. Тем не менее, это звучит так, словно он недоволен визитом, вызвавшим этот переполох.

Источник: Der Spiegel


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru