Архив
Поиск
Press digest
16 сентября 2021 г.
10 марта 2005 г.

Ярослав Трофимов | The Wall Street Journal

Раскол в Латвии создает политический риск

Русскоязычные ораторы борются за свои права, а Москва стремится оказывать влияние на соседей

Раздоры между этническими латышами и русскоязычным меньшинством в Латвии приобретают новую остроту, так как президент России Владимир Путин стремится сохранить влияние, которое утрачивает Москва в своих бывших доминионах.

При помощи Москвы русские в Латвии, которых многие латыши считают рудиментами империи и нередко отказывают им в гражданстве, требуют равенства, например, в управлении Латвией, являющейся членом Европейского союза и НАТО.

Готовность Кремля защищать права русскоязычных жителей всей территории бывшего СССР ссорит его с Западом. В последние месяцы правительство Путина вмешивалось в дела Молдавии и Грузии, чтобы помочь русскоязычным сепаратистским анклавам. На Украине представители России открыто поддерживали сепаратистские настроения в русскоязычных областях, безуспешно пытаясь помешать избранию на пост президента прозападного кандидата Виктора Ющенко.

Латвия особенно уязвима, так как ее русскоязычная община велика: на ее долю приходится около 40% населения в 2,3 млн человек и абсолютное большинство в крупных городах, включая Ригу.

В отличие от Грузии и Украины, Латвия является страной, которую США формально обязаны защищать, в случае необходимости и военными средствами, так как она входит в НАТО. Но, как и на всем постсоветском пространстве, русскоязычное меньшинство открывает широкие возможности для вмешательства, в частности из-за более 13 лет официальной дискриминации после обретения независимости в 1991 году. "Мы можем ждать помощи только от Москвы. Здесь мы никого не интересуем", - говорит Михаил Тясин, сопредседатель Федерации русских общин Латвии.

Отношения между Москвой и Ригой с годами портятся все больше, и официальные представители Риги открыто высказывают опасения по поводу намерений своего гигантского соседа. Президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга сказала в интервью: "Россия считает себя вправе навязывать ближайшим соседям свое видение их будущего, свои желания и нужды в ущерб людям, которым случилось жить по соседству".

Не желая публично критиковать члена Европейского союза, некоторые представители ЕС тем не менее говорят, что, возможно, винить в этом надо политику самой Латвии. Этих представителей все больше беспокоит то, что дискриминация русскоязычных может стать острым моментом в отношениях между Москвой и Западом и повредить имиджу Европы, как эталона демократических ценностей.

Аналогичные опасения высказывает Альваро Хиль-Роблес, комиссар по правам человека Совета Европы, организации, объединяющей членов и кандидатов в члены ЕС и пропагандирующей демократию на континенте. "Теперь то, как Латвия обращается с меньшинством, уже дело не только Латвии, а всего Евросоюза, - говорит Хиль-Роблес. - Необходимо в полном объеме признать политические и гражданские права всех людей, постоянно проживающих в Латвии. Очевидно, что это в интересах Латвии и Европы. Но в Латвии есть слои, по-прежнему мыслящие в категориях отторжения, а не интеграции и диалога".

В основе позиции Латвии лежит ощущение демографической угрозы. Этнические латыши составляли 73% населения страны в 1940 году, когда ее аннексировал Советский Союз. Но их доля сократилась до 52% в конце 1980-х годов вследствие организованной миграции из других регионов СССР. В то время главное движение за независимость Латвии, Народный фронт, заявляло, что в независимой и демократической Латвии у всех будут равные права. Поверив в эти обещания, многие русские, живущие в Латвии, поддержали движение и проголосовали за независимость на референдуме 1991 года, где в пользу этого решения высказались 74% избирателей.

Но оказалось, что это был последний случай, когда многие русскоязычные смогли воспользоваться своим избирательным правом. В то время как соседняя Литва решила предоставить гражданство всем постоянным жителям, независимая Латвия признала гражданами только тех, кто жил здесь до 1940 года, и их потомков. Около 740 тыс. русскоязычных жителей внезапно стали "иностранцами", которые не имеют права голосовать, работать на руководящих должностях в государственном секторе, а в некоторых районах даже владеть землей. Натурализация началась лишь в 1995 году; почти 450 тыс. русскоязычных неграждан, около одной пятой населения страны, по-прежнему не имеют никакого гражданства, поскольку и Россия считает их иностранцами.

Вывески и указатели на русском языке остаются вне закона на всей территории страны, включая районы, где русскоязычные уже не одно столетие составляют большинство. "Мы вернулись к своим обещаниям восстановить демократические права для всех. Я считаю это предательством, - говорит Янис Юрканс, член парламента, который отвечал за внешнюю политику в Народном фронте, а в 1991-1993 годах был министром иностранных дел Латвии. - Я не верю в процветание Латвии, где столько обманутых людей".

Но такие заявления редкость. Политический класс в Латвии упорно сопротивляется международному давлению и не идет на уступки русскоязычному меньшинству. Президент страны не исключение. Русские "пришли сюда во время незаконной оккупации страны, как британцы в Египет, как французы в Алжир", говорит Вике-Фрейберга, которая в детстве вынуждена была бежать из Латвии и много лет прожила в Канаде.

До недавнего времени русскоязычные мирились с тем, что не могут занимать руководящие посты. Их устраивал высокий уровень жизни, и они устремились в частный сектор, где сегодня много русскоязычных. Но в прошлом году относительное спокойствие было нарушено требованием, чтобы к 2007 году все экзамены проходили на латышском языке, который отличается от русского примерно так же, как английский. Русские активисты называют это требование грубой попыткой ассимиляции.

Хотя формально система русскоязычного образования в Латвии сохраняется, это требование распространяется даже на частные школы. У десятиклассников преподавание большинства предметов должно вестись на латышском языке. Возмущение родителей и подозрения, что подлинной целью реформы образования является превращение русскоязычных в низший класс недоучек, способствовало проведению беспрецедентных акций протеста в сентябре.

На сентябрьском митинге в Риге Александр Казаков назвал реформу образования в Латвии "духовным терроризмом". Через несколько часов Казакова, 39-летнего уроженца Риги, вызвали в полицию. После короткого допроса объявили, что он представляет угрозу национальной безопасности. На него надели наручники, посадили в автомобиль и перевезли через российскую границу. Там ему вручили автобусный билет до Москвы и пожизненный запрет на возвращение в Латвию.

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2021 InoPressa.ru