Архив
Поиск
Press digest
19 сентября 2019 г.
10 октября 2013 г.

Эндрю И. Крамер | The New York Times

Российский регион, где нет ни войны, ни мира, но есть гонения

"Шамиль Абдулаев, которому тогда было 24 года, пытался убежать от группы мужчин, которые, как он знал, были намерены его похитить", - повествует корреспондент The New York Times Эндрю И. Крамер. Мать, Патимат Абдулкадырова, сказала: "Мой мальчик был ранен в ногу, и свидетели сказали, что они ударили его по голове прикладом, надели на него наручники и бросили его в машину".

Газета пишет: "До Олимпиады в Сочи остается еще 4 месяца, но жители столицы Дагестана говорят, что ощущают эффект уже несколько месяцев. Российские власти, твердо намеренные не допустить, чтобы торжества омрачились терактом, усиливают давление на бурлящий Северный Кавказ, расположенный в тревожной близости от олимпийского города, - хватают людей, подозреваемых в принадлежности к боевикам, и задерживают их без предъявления обвинений, как говорят правозащитники".

По оценке International Crisis Group, Чечня и Дагестан - место самого кровавого из текущих конфликтов в Европе. В июле террористическая группировка "Имарат Кавказ" призвала атаковать Олимпиаду.

"Одно время Россия пробовала противопоставить насилию в регионе такие шаги, как амнистии и экономическое развитие, в том числе идею построить в горных областях лыжные курорты к Олимпиаде. "Имарат Кавказ" ответил взрывом подъемника", - говорится в статье.

С приближением Олимпиады "все мягкие меры отменяются", сказала исследователь International Crisis Group Варвара Пахоменко. "Мы видим в Дагестане взрывы домов родственников боевиков, принудительные исчезновения людей и пытки".

По мнению газеты, Северный Кавказ "погряз в чем-то вроде "грязной войны" в латиноамериканском стиле - в затяжном конфликте слабого накала, изобилующем злоупотреблениями".

Как утверждает российская организация "Мемориал", сообщений о "принудительных исчезновениях" (формулировка газеты) с января прибавилось, 58 человек были похищены лицами, передвигающимися на автомобилях без маркировки.

По словам аналитиков, значительная часть конфликтов объясняется кровной местью - родственники полицейских и чиновников против родственников боевиков.

"Кремль признает эту проблему и старается принять меры к местным чиновникам, обвиняемым в использовании своего положения для продолжения личных междоусобиц", - говорится в статье. Правозащитники похвалили этот шаг Кремля, но общее ощущение хаоса усиливается.

"Рамазан Дж. Джафаров, вице-премьер по безопасности в региональном правительстве Дагестана, в интервью отрицал, что полиция тайно задерживает подозреваемых, и обратил внимание на политику федеральных правоохранительных органов, которые привлекают к ответу нарушителей-полицейских и местных чиновников, вроде бывшего мэра", - говорится в статье.

Жители и правозащитники осмеяли слова Джафарова, добавляет автор.

Мать Абдулаева говорит: врачи некой больницы сообщили родственникам, что после лечения передали его полиции. "Мы уже несколько месяцев каждый день спрашиваем, ищем и ищем, а они говорят: "Мы не нашли вашего сына", - добавляет она.

Источник: The New York Times


facebook
Читайте также:
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru