Архив
Поиск
Press digest
22 апреля 2021 г.
11 апреля 2017 г.

Оуэн Мэтьюс | Newsweek

Почему российская реакция на террор фокусируется на укреплении власти

"Для Владимира Путина власть всегда была тесно связана с терроризмом, - пишет Оуэн Мэтьюс в американском журнале Newsweek. - В 1999 году, будучи неизвестным и неопытным премьер-министром, он впервые продемонстрировал россиянам свой стальной характер после серии необъясненных взрывов, которые разрушили четыре жилых дома и убили более 300 человек". Тогда нынешний президент, как вспоминает автор, произнес свою "фирменную" фразу о том, что ответственных будут "мочить в сортире", и начал новую войну против чеченских сепаратистов. "Последовавшая за этим волна поддержки, подогреваемая страхом перед терроризмом, привела Путина на должность президента несколько месяцев спустя".

"Восемнадцать лет спустя Путин исполнил свое обещание, - говорится в статье, - замочив много тысяч экстремистов при помощи своей армии в Чечне и на всем Северном Кавказе, при посредстве убийц из ФСБ в Турции и Йемене и совсем недавно в воздухе и силами спецназа в Сирии. Более того, он расширил определение "экстремистов", включив в него также украинских режиссеров и гей-активистов, которые репостят в социальных сетях измененные на компьютере изображения Путина с вычурным макияжем". Однако, отмечает Мэтьюс, "как показал смертоносный взрыв в метро Санкт-Петербурга 2 апреля, ни насилие, ни репрессии не положили конец террористическим атакам в России".

План действий после нападения

Кремль отреагировал на теракт в Санкт-Петербурге хорошо знакомым россиянам способом, отмечает журналист. "Путин с суровым лицом выступил по телевидению и пообещал провести полное расследование и быстро наказать виновного. Члены российской Госдумы негодовали по поводу врагов внутри и вне России".

"Еще одной частью плана Кремля после атаки, которая была до боли знакома, являлось использование взрыва в качестве предлога для нового витка жестких мер против несогласных", - говорится в статье. Так, на следующий день после терактов Юрий Швыткин, заместитель председателя комитета Госдумы по обороне, предложил "запретить публичные протесты". А депутат Виталий Милонов внес в Думу законопроект, "который вводит уголовную ответственность за призывы к несанкционированным демонстрациям и обязывает всех пользователей социальных сетей сообщать паспортные данные полиции".

"Никакие меры не могут быть названы чрезмерными, если они защищают жизни российских граждан", - заявил изданию высокопоставленный член Национальной гвардии и бывший депутат на условиях анонимности. Как рассказывает автор, в марте Национальная гвардия создала специальные киберчасти для мониторинга социальных сетей и проверки интернета на предмет "экстремистского контента". А в июле прошлого года, сообщает журналист, тогдашний начальник московской полиции Анатолий Якунин (покинул должность в сентябре. - Прим. ред.) заявил журналистам, что был зафиксирован 86-процентный рост "экстремизма в сети" в столице и что борьба с экстремизмом будет "важнейшим приоритетом" московской полиции.

"Не понятно, как увеличение бдительности относительно социальных сетей могло бы остановить Акбаржона Джалилова, 22-летнего смертника, который совершил теракт в метро Санкт-Петербурга", - отмечает Мэтьюс. "Российские власти не увидели в нем угрозы безопасности", - пишет журналист, а его страница "ВКонтакте" "не выдает очевидных связей с радикальным исламом". Джалилов, гастарбайтер из киргизского Оша, получил российское гражданство в 2011 году и работал в Санкт-Петербурге. Но в 2015 году, как сообщил автору источник из Национальной гвардии, он исчез и, видимо, радикализировался, "однако следователи не установили, где это случилось". Издание также информирует со ссылкой на тот же источник, что вторая бомба, найденная в черной мужской сумке под скамьей на станции петербургского метро "Площадь Восстания" несколько часов спустя после первого взрыва и обезвреженная, "имеет некоторые сходства с устройствами, используемыми в Дагестане на протяжении последних пяти или шести лет".

Связь с ИГИЛ*

"Исламистские повстанцы продолжают сражаться с российскими властями в Чечне и соседнем Дагестане, несмотря на все усилия чеченского авторитарного президента Рамзана Кадырова", - говорится в материале. Однако более глубинной проблемой для России, по мнению автора, является то, что "исламисты с Кавказа тесно переплетены с самым опасным генератором терроризма в мире - ИГИЛ*". "Оценки числа российских граждан, сражающихся в рядах ИГИЛ в Сирии и Ираке, варьируются от 2500 до 7000, но ясно, что россияне - самая многочисленная неарабская группа иностранных бойцов "Исламского государства"*. Мэтьюс пишет, что ФСБ даже "помогла многим из них покинуть Россию и отправиться в Сирию". Агентство Reuters писало в мае 2016 года, что такие усилия в отношении исламистских боевиков предпринимались властями накануне Олимпиады в Сочи в 2014 году.

Такая стратегия по экспорту проблемных элементов сработала только в краткосрочной перспективе, пишет издание. "Никуда не делась проблема того, что делать с этими джихадистами, если и когда они вернутся домой - теперь уже обученные и закаленные ИГИЛ*".

"Чиновники из российских сил безопасности часто называют борьбу с терроризмом одной из главных причин решения Путина начать в сентябре 2015 года бомбардировку сил, которые в Сирии борются против президента Башара аль-Асада", - говорится в статье. Несколько дней спустя после начала российской кампании в Сирии "Вилаят Синай"*, отделение ИГИЛ* на египетском Синайском полуострове, "решил атаковать российскую цель" в ответ на прозвучавший 13 октября призыв Абу Мухаммада аль-Аднани, тогдашнего официального представителя "Исламского государства"*. "Группировка внедрила завербованного человека в штат грузчиков багажа в аэропорту Шарм-эш-Шейха", - информирует журналист. Рано утром 31 октября 2015 года этот сообщник террористов "пронес банку из-под газировки, начиненную взрывчаткой, в багажный отсек российского чартерного самолета, направлявшегося в Санкт-Петербург", пишет издание. "Через 22 минуты после того, как Airbus компании Metrojet отбуксировали с места стоянки для взлета, бомба взорвалась, убив 224 человека на борту", - говорится в статье.

"Сегодня две основные исламистские группировки состязаются за контроль над российскими доморощенными повстанцами: "Имарат Кавказ"*, который связан с так называемым "Фронтом ан-Нусра"*, и "Вилаят Кавказ"*, отделение ИГИЛ*, которым руководит дагестанец Рустам Асельдеров, также известный как Абу Мухаммад Кадарский", - информирует Мэтьюс. Эти две группировки, по словам автора, "объединяет общая ненависть к двум вещам - шиитам и путинской России".

"Стоит ли ИГИЛ* посредством своих отделений на Кавказе или где-то еще за взрывом в Санкт-Петербурге, еще предстоит выяснить", - говорится в статье.

Пропаганда демонизирует диссидентов

Главный вопрос, по мнению Мэтьюса, - единичная ли это атака или же крупная кампания против российских целей. "Подорвет ли длительная террористическая кампания режим Путина или, наоборот, укрепит его?" - задается вопросом автор.

"Путин продемонстрировал свою способность выдерживать натиск терроризма, - говорится в статье. - После взрыва бомбы в самолете Metrojet - масштабной атаки, которая бы вызвала крупный политический кризис, будь на его месте любой западный лидер, - он использовал свою хорошо налаженную пропагандистскую машину, чтобы добиться большей поддержки общественности для своей кампании в Сирии под видом защиты россиян". По мнению автора, "Путину удалось занять такую позицию, в которой любая угроза России - будь то санкции из-за аннексии Крыма или взрыв в Санкт-Петербурге - становится очередным аргументом в пользу того, что Россия нуждается в сильном лидере. Более того, она превращает его критиков, вроде тысяч молодых людей, принявших участие в антикоррупционных протестах в Москве в марте, не просто в диссидентов, но в опасных предателей, критикующих президента, когда страна в опасности".

По словам Брайана Уитмора, автора влиятельного блога "Вертикаль власти" на "Радио Свобода", "власть укреплялась, несогласие подавлялось - а терроризм продолжился". "И все это время русские продолжают искать защиты у Кремля", - подытоживает Мэтьюс.


*"Исламское государство" (ИГИЛ) и его отделение "Вилаят Синай", "Имарат Кавказ", "Фронт ан-Нусра" - террористические группировки, запрещенные в РФ.

Источник: Newsweek


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru