Архив
Поиск
Press digest
13 декабря 2019 г.
11 декабря 2006 г.

Детективы из Скотланд-Ярда уже неделю бьются о глухую стену. Британскому послу угрожают правонационалистические отморозки. Срыв планов и запугивание (и все чаще вымогательство) стали нормой жизни для всех, кто ведет дела в России.

Краткое коммюнике, наверное, не стало большим сюрпризом для девяти следователей из Скотланд-Ярда, которые в прошлый понедельник прилетели в московский аэропорт Домодедово. Их самолет едва коснулся земли в самом начале шестого, а белый минивэн "Крайслер" уже ждал, чтобы отвезти их в Генеральную прокуратуру РФ, что на Большой Дмитровке. Когда спустя час они туда приехали, генеральный прокурор России Юрий Чайка уже подготовил для них письменное заявление.

Его указания команде во главе со старшим суперинтендантом, которая приехала допросить потенциальных свидетелей по делу об убийстве бывшего российского агента Александра Литвиненко, были лаконичными и четкими. Допросы, сказал он, будут проводить главным образом его офицеры, а британские детективы будут присутствовать в качестве свидетелей; подозреваемые не будут экстрадированы в Великобританию, а все российские граждане, подозреваемые в причастности к отравлению Литвиненко, предстанут перед судом в России.

Вероятно, именно это и рассчитывали услышать детективы. Начиная со вторника, когда они допросили Дмитрия Ковтуна (российского бизнесмена, который встречался с Литвиненко в Лондоне в день предполагаемого отравления), становилось все яснее, что русские затрудняют и срывают их расследование. Как указывает один местный журналист, который сопровождал офицеров с момента их приезда в Москву, "официальные лица и сотрудники милиции будут изо всех сил делать вид, что помогают. Но на самом деле они будут устраивать обструкцию. Каждое "нет, это невозможно" будет произнесено с изысканной вежливостью. Но каждое "нет" будет значить ровно это: "Нет, никогда, ни при каких обстоятельствах".

Для представителей бизнес-сообщества, привыкших к тактике русских, все это до боли знакомо. В России ничего не делают быстро. И вообще мало что делается, пока не дашь кому-нибудь на лапу. Это страна, в которой можно подкупить полицию, политиков и даже судей. После распада коммунизма страна, может, и обрела демократию, но понятие "правовых норм" ей еще только предстоит усвоить. В результате в повседневной работе есть нечто неупорядоченное, почти анархическое. Законы здесь соблюдаются или нарушаются по воле того, кто контролирует ту или иную ситуацию. Россия прогнила до самого основания.

Даже британский посол в Москве не застрахован от страха и запугивания, которые являются составной частью работы в этой стране. Вчера министерство иностранных дел было вынуждено заявить официальный протест российскому МИДу в связи с отношением к послу Тони Брентону. В течение четырех месяцев он был мишенью "Наших" - праворадикального молодежного движения, связанного с Кремлем. Представители движения выслеживали и забрасывали вопросами посла, а в сентябре спровоцировали насилие рядом с его резиденцией. Преследования были настолько серьезными, что теперь существуют опасения за безопасность посла.

Детективы Скотланд-Ярда пока что не испытали на себе подобное давление. Они узнают на собственном опыте самое распространенное оружие русских - саботаж. Закутанные в теплые пальто и куртки на меху, несмотря на необычную для Москвы теплую погоду, они были вынуждены подолгу ждать в своем фургоне напротив офиса Чайки, пока поток менее важных служащих передавал туда-сюда послания, постоянно меняя решения, места встреч и инструкции.

В результате пока что офицерам Скотланд-Ярда удалось допросить только Ковтуна, который сейчас сам заболел, предположительно в результате отравления полонием-210, радиоактивным и высокотоксичным металлом, который вызвал медленную и мучительную кончину Литвиненко в Лондоне 23 ноября.

После того как они справятся с саботажем чиновников, команде Скотланд-Ярда придется иметь дело с другой, еще более сложной проблемой, связанной с работой в Россией: им придется угадывать правду среди множества вариантов лжи и обмана. "Наиболее вероятный сценарий состоит в том, что британских детективов будут таскать по тупиковым путям, а когда они будут окончательно запутаны и доведены до белого каления надуманными тонкостями протокола и бюрократией, русские вдруг преподнесут им крайнего, на которого они повесят нечто с виду похожее на убедительные доказательства, - сказал один британский бизнесмен, специалист в области финансов и консультирования, работающий в России уже 20 лет. - Этот человек и станет жертвенным ягненком".

"Путин не понимает по-настоящему, что такое демократия. Он думает, что судьям можно указывать, что они должны делать, и он не понимает, почему Тони Блэр и британское правительство не могу заткнуть рот своей прессе. Что такое капитализм, он тоже не понимает: он все еще думает, что в коммерции главное - взятки и подавление слабого сильным".

Путин не один так думает. Многие российские бизнесмены думают так же. Когда закон можно купить, тогда прав оказывается тот, кто сильнее, богаче и обеспеченней связями.

Британский адвокат и исполнительный директор инвестиционной фирмы GML Тим Осборн знает о российских методах ведения бизнеса не понаслышке. По его словам, он является живым доказательством того, что ссориться с Кремлем себе дороже. GML была самым крупным акционером ЮКОСа - ее доля оценивалась в 13 млрд долларов. Бывший российский нефтяной гигант был доведен до банкротства требованием Кремля заплатить 20 млрд фунтов недоплаченных налогов, а его глава Михаил Ходорковский посажен в тюрьму.

Сейчас 55-летнему Осборну грозит судебное преследование за то, что он якобы незаконно завладел активами компании на сумму 5,3 млрд фунтов. Никто, кроме Кремля, не воспринимает всерьез эти обвинения. "Это самая настоящая тактика хулиганов, - говорит он. - Скажем прямо, я не Литвиненко и я не думаю, что меня отравят. Но осторожен ли я? О да, я осторожен. Я должен быть очень, очень осторожен, когда я куда-то еду. Есть страны, в которых ноги моей не будет".

"Это позор, что они могут бороться с адвокатом, который просто делает свою работу, выдвигая абсолютно необоснованные обвинения и пытаясь сломать мою карьеру, - говорит он. - Но это значит, что в России не действуют нормы права. Там нет независимой судебной системы. Она управляется политиками. Они переписывают историю и придумывают такие законы, которые им удобны в данных обстоятельствах".

У Осборна есть веские причины соблюдать осторожность. Он занял свой нынешний пост в GML после того, как ее первый исполнительный директор, мультимиллионер Стивен Кертис погиб в авиакатастрофе. По крайней мере, таково было заключение, сделанное британским коронером. Но многие считают, что Кертис и его пилот Макс Рэдфорд, погибшие при падении вертолета в 2004 году, стали жертвами путинского заговора.

В ходе расследования выяснилось, что Кертис, жестко критиковавший Путина, про которого говорили, что он возглавлял кампанию по дискредитации президента, получил ряд угроз и сказал одному своему родственнику за несколько дней до смерти: "Если со мной что-нибудь случиться в ближайшие две недели, то это будет не несчастный случай".

Родители Рэдфорда так и не согласились с вердиктом о смерти в результате несчастного случая, а после смерти Литвиненко, говорят, оказывают давление на полицию, требуя возобновить расследование обстоятельств катастрофы.

Кредо Кремля - чтобы что-то было сделано, надо заплатить или запугать - стало образом жизни всей России. Взяточничество переживает расцвет. В прошлом месяце одна из групнейших в Британии групп, действующих в розничной торговле, проводила серию встреч с потенциальными поставщиками в России. "Переговоры проходили обыкновенно, как все, которые я проводил раньше, - говорит менеджер компании. - Все обсуждалось в открытую, прорабатывалось, как это обычно делается в бизнесе. Затем мы выпили по бокалу, чтобы закончить наши переговоры на веселой ноте. Вдруг русский, с которым я договаривался, сказал: "Моя жена очень мерзнет". Это показалось мне неуместным. Честное слово, я не знал, какого ответа он от меня ждет. Потом он добавил: "Ей нужна новая шуба". И подмигнул. Я извинился и ушел. Этот договор мы не подписали.

Для других опыт столкновения с русским деловым стилем был более неприятным. У генерального директора одной крупной строительной компании, который приехал в Санкт-Петербург в надежде получить разрешение на строительство большого жилого комплекса с роскошными квартирами, попросили 20 тыс. фунтов аванса на "помощь в обеспечении выдачи всех необходимых лицензий". Когда он не согласился, ему сказали, что потребуются дальнейшие встречи, и его попросили остаться в стране еще на несколько дней.

Желая заключить сделку, он решил, что о деньгах речь больше не пойдет. "В тот вечер в дверь моего гостиничного номера постучали, - говорит он. - Когда я ее открыл, там стоял тип, одетый в черное и в темных очках. Он затолкал меня в комнату, схватил меня за горло и сказал заплатить, иначе никаких квартир не будет. После этого он исчез. Я уехал на следующий же день. Нет-нет, я не собираются больше вести дела в России".

Последствием таких методов стал удар по экономике страны. В прошлом месяце Организация экономического развития и сотрудничества (аналитический орган со штаб-квартирой в Париже) заявила в своем экономическом обзоре, посвященном России, что, хотя измерить уровень коррупции в стране довольно сложно, она определенно является главным препятствием для зарубежных инвестиций. "Имеется, - говорится в докладе, - всеобщее убеждение в том, что коррупция в последние годы росла". А совметное исследование Всемирного банка и Европейского банка реконструкции и развития также показало рост "неофициальных выплат" за лицензии и контракты на государственные закупки. "Взяточничество стало постоянной характеристикой ведения бизнеса в России", - утверждается в исследовании.

Кроме того, это крайне опасно. Убийства тоже являются фактором российского бизнеса. В прошлом месяце высокопоставленный инженер BP был застрелен в сауне, а президент национального фонда "Институт нефти" Зелимхан Магомедов - расстрелян на улице. Число заказных убийств в бизнес-сообществе достигло такого уровня, что несколько мультинациональных корпораций наняли охранные фирмы, чтобы защитить своих топ-менеджеров. К примеру, компания General Electric недавно обеспечила своим высокопоставленным сотрудникам круглосуточную защиту силами фирмы МиГ, среди клиентов которой - American Express, McDonald's и Ernst & Young. За 160 фунтов в месяц клиентам выдается номер, по которому можно звонить в любое время, если они оказались в опасности. Компания утверждает, что через одну минуту на месте будет отряд, вооруженный девятимиллиметровым оружием. В стране, где полиция может с равной вероятностью как оказать помощь, так и создать проблемы, такие фирмы неоценимы, говорят клиенты.

В эти выходные, пока британские детективы проводят время в почти дворцовых интерьерах британского посольства, сидя на красных диванах в форме сердца и глядя в окно на Москву-реку, они наверняка будут размышлять о преградах, испытаниях и бедах расследования по-русски. Времени будет предостаточно.

Источник: The Telegraph


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru