Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
11 февраля 2008 г.

Оливер Хойшен | Frankfurter Allgemeine

Саакашвили: "Демократия в Грузии жива и здорова"

5 января президент Грузии Михаил Саакашвили был переизбран на свою должность. За него проголосовали 53% граждан страны. Оппозиция и иностранные наблюдатели подвергли критике нарушения, зафиксированные в ходе выборов, которые были проведены досрочно после массовых протестов

- Господин президент, в ноябре на улицах Тбилиси был выпущен слезоточивый газ. Люди выражали протест - а вы ввели режим чрезвычайного положения, в результате чего репутация "бархатной революции" сильно пострадала. Как такое могло произойти?

- Мы нормальная страна и не принимаем участие в конкурсе на популярность. Реакция грузинских властей на ноябрьские события была правильной, любое другое осознающее свою ответственность правительство поступило бы на нашем месте так же. Мы молодая демократия, нас нельзя сравнивать с такой устоявшейся демократией, какая, например, существует в Германии. Мы должны защищать наши институты, нашу свободу. Насколько демократична Грузия на практике, мы доказали уже тем фактом, что я ушел в отставку с поста президента и позволил народу решать вопрос о будущем страны. Погибших, слава богу, не было, а в течение нескольких дней демократические права были восстановлены. Выборы отчетливо показали, что демократия в Грузии жива и здорова. Все это было горьким, но важным опытом.

- Вы ни о чем не сожалеете?

- Нет, но, конечно, все, в том числе и я, извлекли из случившегося урок. Мы не сделали ничего необычного, ведь в конце концов мы имеем дело с людьми, которые не хотели и не хотят придерживаться демократических правил. В этой связи я напомню вам лишь о владельце одного частого телеканала - он ведь готовил государственный переворот.

- Здесь, в Мюнхене вы принимаете участие в международной конференции по безопасности. Кажется ли вам, что отношения между Грузией и Западом охладели?

- Нет. Грузия доказала, что она демократическое государство. Наша страна продемонстрировала на президентских выборах зрелость, даже при том, что с романтикой покончено. Мы больше не питаем многих иллюзий, зато стали опытнее, чем раньше. Для европейцев мы на сегодняшний день являемся лучшими партнерами, чем когда бы то ни было. Россия, например, отказывается впускать в страну пару десятков наблюдателей, мы же по сравнению с Россией являемся довольно маленьким государством, зато приняли у себя на недавних выборах около тысячи наблюдателей. Наше послание звучит так: демократия возможна и в этой части мира.

- Но не кажется ли вам путь Грузии в НАТО слишком долгим?

- НАТО тоже хочет, чтобы мы стали его членом. В техническом плане мы уже сегодня готовы к этому, но вступление - это, несомненно, политическое решение Запада. И мы не должны в этом обманывать самих себя. Это процесс. Нас поддерживают все восточноевропейские государства, а также большинство других стран, включая США. Будет не просто убедить в этом весь остальной мир. Это связано в том числе и с противостоянием России.

- Грузино-российские отношения находятся сегодня на таком низком уровне, как никогда. Это связано в том числе и с вашими утверждениями, что за ноябрьскими акциями протеста стоят российские спецслужбы. Как вы намерены улучшать отношения с Москвой?

- Грузия до сих пор страдает от введенного Россией масштабного эмбарго. Мы потеряли 70% нашего экспортного рынка, и повода для этого не было, все случилось просто из-за того, что мы ориентированы на Европу и Запад. Во время своей предвыборной кампании я ни словом не упомянул Россию, чтобы не обострять напряженность. Для России Грузия - больная тема, за гранью разумного, и поэтому надо быть осторожными и оставаться хладнокровными. Для такой небольшой страны, как Грузия, нелегко справиться с таким огромным тщеславным соседом, как Россия. Но я настроен оптимистично: Россия меняется, и она не заинтересована в нестабильности по соседству. К власти в России приходит новое поколение русских, которые не испытывают такой имперской ностальгии.

- Косово скоро провозгласит независимость. Некоторые опасаются, что его примеру могут последовать мятежные Абхазия и Южная Осетия. Насколько это реально?

- Существует ряд отличий, как, например, тот факт, что в Косово гонения были прекращены при помощи гуманитарной интервенции. В Абхазии, напротив, этнические чистки не были остановлены, а преступников еще и наградили. И несмотря на это, мы должны уяснить себе, что независимость Косово принесет с собой риски для Абхазии и Южной Осетии - и этот факт нельзя игнорировать. Подумайте еще и о том, что в России предстоят выборы и Москва постоянно повторяет, что она будет вынуждена отреагировать на провозглашение независимости Косово. Да, я обеспокоен!

- Вы недавно выиграли президентские выборы, но оппозиция тоже продемонстрировала силу. И она не признала вашей победы. Как вы хотите объединить страну?

- Страна совсем не расколота. Насилия в связи с выборами не было. А теперь оппозиционные политики намерены подготовиться к предстоящим в мае парламентским выборам. Стоит отметить, что международные наблюдатели подтвердили, что президентские выборы были честными и корректными.

- Но отдельные нарушения все же были зафиксированы.

- Я вас умоляю! За ходом выборов следили в том числе и американские конгрессмены - так вот, они сказали, что нарушений было меньше, чем в Калифорнии. И я в это верю. Впервые в истории Грузии на выборах была настоящая конкуренция, напряжение было велико, а административный ресурс все еще неопытен - в такой ситуации нарушений просто не могло не быть. Но никто не говорил, что это повлияло на результат. Настоящая проблема заключается в том, что мы стали заложниками собственного успеха. Грузия модернизируется очень быстрыми темпами, экономический рост высок, за последние 4 года мы построили больше дорог, больниц и школ, чем за последние 40 лет. Всемирный банк подтверждает, что мы успешно справляемся с коррупцией. А в том, что касается делового климата, мы опережаем даже Германию.

- Но не стоит ли вам подробнее объяснять проводимые в стране экономические реформы?

- Конечно, некоторые граждане недовольны. Особенно те, кто живет за счет контрабанды и коррупции. Под моим руководством была осуществлена своего рода культурная революция, радикальный эксперимент! Было бы неправильно замедлять сейчас ход реформ. Конечно, этот процесс очень болезненный, но из-за этого его нельзя обращать вспять. В советские времена мы были своего рода Сицилией, но сейчас это в прошлом!

- Некоторые утверждают, что ваш стиль руководства автократичен. Насколько это соответствует действительности?

- Мой стиль какой угодно, только не автократичный. Конечно, я должен быть упорным, но я верю в разделение власти. Парламент и судебная система должны быть сильными. Свой второй срок я посвящу в том числе и укреплению этих институтов.

Источник: Frankfurter Allgemeine


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru