Архив
Поиск
Press digest
24 февраля 2020 г.
11 января 2005 г.

Редакция | The New York Times

Ядерные амбиции арабов

Обычно на вопросы о том, почему арабы хотят иметь ядерное оружие, отвечают одним словом: Израиль.

Однако последние свидетельства арабских ядерных амбиций, включая Египет, служат напоминанием о неприемлемости простых ответов в этой нестабильной части света.

Если Египет действительно стремится к получению ядерного оружия (он это отрицает), то им может двигать страх не только перед Израилем, но и перед Ираном, а также геополитические опасения или события в местах столь отдаленных, как Индия.

Дипломаты в Вене, где базируется МАГАТЭ, сообщили на прошлой неделе, что нашли доказательства секретных египетских ядерных экспериментов, которые могут быть частью программы вооружения. По словам дипломатов, большая часть работы была проделана в 1980-х и 1990-х, однако в распоряжении МАГАТЭ имеются также данные о деятельности, имевшей место год назад.

Вопросы о ядерной программе Египта возникали уже и в прошлом. Шэннон Кайл, эксперт по ядерному распространению Стокгольмского международного института мира, заявил, что поколение назад ядерная программа в Египте находилась на первых стадиях и с тех пор египтянам не удалось достичь существенного прогресса из-за оппозиции Советского Союза.

По словам Кайла, деятельность Египта в последние годы была ограничена мелкими экспериментами в сферах, которые могут иметь и гражданское, и военное применение. Египет не скрывает своих ядерных программ, проводящихся в медицинских и исследовательских целях. Планы создания атомного реактора, о которых было объявлено в 2002 году, застопорились. Однако вызывают подозрения визиты в Египет Абдула Кадира Хана, пакистанского ученого, который признался в передаче ядерных технологий другим странам.

Когда Ливия, один из клиентов Хана, согласилась в 2003 году демонтировать свою ядерную программу, некоторые арабы открыто заявили, что сворачивание программы пойдет на пользу только Израилю. Кроме того, они, возможно, были обеспокоены тем, что новые сведения о ливийской программе привлекут внимание к их собственным секретам, подчеркивает Фаваз Гергес, эксперт по Ближнему Востоку.

"Я знаю, что официально Египет будет все отрицать, - отмечает он. - Однако здравый смысл и история заставляют меня предполагать, что египтяне, сирийцы и иракцы либо приобрели, либо пытались приобрести ядерное оружие".

В ответ на сообщения из Вены египетский министр иностранных дел заявил, что его страна полностью соблюдает Договор о ядерном нераспространении, подписанный страной в 1968 году.

Однако в последние годы Египет начал сомневаться в том, сможет ли договор действительно сдержать угрозу, которую представляет собой ядерное оружие. Некоторые критики говорят, что договор лишь укрепляет военное преимущество ядерных держав, таких, как США и Россия, над остальным миром.

Индия, ссылаясь на то, что не может рисковать и оставаться в убытке в мире, разделенном на тех, кто имеет ядерное оружие и не имеет его, провела ядерные испытания в 1998 году. Главный соперник Индии Пакистан быстро ответил на это собственными испытаниями. Обе страны были наказаны американскими экономическими санкциями, однако большинство санкций позднее были сняты в обмен на поддержку американской войны с террором.

Удей Баскар, эксперт по ядерному распространению и заместитель директора индийского Института оборонных исследований и анализа, отмечает, что уроки, которые арабы и другие, вероятно, извлекли из индийских испытаний, заключаются в признании "неадекватности" Договора о ядерном нераспространении.

Самые прямые последствия этих испытаний, говорит Баскар, проявились в Иране, который и без того боялся, что ядерный арсенал есть у Израиля, а теперь оказалось, что вооружается его сосед, Пакистан.

Иран утверждает, что его ядерная программа имеет мирную направленность, однако ООН настаивает на том, что Иран стремится к созданию атомной бомбы.

Кайл отмечает, что активность Ирана могло подстегнуть развитие событий в Индии и Пакистане, однако его деятельность в этой области началась раньше - как реакция на опасения, что его соперник Ирак разрабатывает ядерное оружие.

Свергнутый иракский диктатор Саддам Хусейн, возможно, переоценивал прогресс страны на пути приобретения ядерной бомбы для того, чтобы запугать Иран, пусть это и было чревато международным порицанием.

Если предположения США в отношении Ирана верны, то это означает, что ядерное оружие оказалось в руках еще одного государства, с которым Египет связывают непростые отношения. Эксперты уже давно пришли к выводу, что ядерное оружие есть у Израиля, хотя Израиль отказывается подтверждать или опровергать это.

Мирный договор Египта с Израилем, подписанный в 1979 году, действует по сей день, однако отношения двух стран осложняются из-за израильско-палестинского конфликта. Отношения между Египтом, граждане которого в большинстве своем мусульмане-сунниты и арабы, и Ирана, граждане которого, в основном, мусульмане-шииты и персы, были неустойчивы, частично из-за опасений, что исламская революция в Иране в 1979 году укрепит радикальный фундаментализм в регионе.

Индия, Пакистан, Иран и, возможно, Египет - всех их объединяет то, что Баскар называет "ядерными взаимосвязями".

"Ядерная энтропия мира ширится", - говорит он.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru