Архив
Поиск
Press digest
25 февраля 2021 г.
11 января 2006 г.

Дэвид Конн | The Guardian

Гайдамак осваивает игру без правил

Неожиданная и лишенная прозрачности покупка Александром Гайдамаком "Портсмута" за 15 млн фунтов снова заставила обратить внимание на тот факт, что наши футбольные клубы, часть нашей истории, находятся в открытой продаже, а Футбольная ассоциация как руководящий орган почти ничего не может об этом сказать.

Спустя несколько дней после появления Гайдамака в зале заседаний на стадионе Fratton Park наше представление о нем строится на том, что мы знаем (а это не слишком ободряет), на том, что нам говорят (а говорят немного), и на том, что мы не знаем (а не знаем мы по-прежнему многого). Наверняка известно одно: Александр известен гораздо меньше, чем его отец Аркадий, которого Париж разыскивает, чтобы допросить в связи с обвинениями в незаконной торговле оружием с Анголой в 1990-х годах.

С историей жизни 53-летнего Аркадия не может тягаться даже биография Джеффри Арчера: приехав во Францию из России в 1970-х, он проделал путь от садовника до толстосума с капиталом в 800 млн долларов и залом в Лувре, носящим его имя. Он не был признан виновным ни по одному обвинению, и сам он все их отрицает. Ордер на арест - международный - остается в силе. В Израиле, где он сейчас проживает, он активно поработал над тем, чтобы забраться в недра истеблишмента, купив футбольный клуб "Бейтар" (Иерусалим) и устроив новогоднюю вечеринку, где список приглашенных являл собой Who's Who израильского общества и политики.

В ноябре, однако, его на протяжении 10 часов допрашивал отдел израильской полиции по борьбе с национальными тяжкими и международными преступлениями в рамках расследования предполагаемого отмывания денег через тель-авивское отделение банка Hapoalim на улице Яаркон. И снова Аркадий категорически отринул обвинения в каких бы то ни было нарушениях, заявив журналистам, что его расспрашивали всего лишь о его предпринимательской деятельности. Пресс-секретарь полиции Микки Розенфельд, однако, сообщил мне, что дознание продолжается. "Это крупное расследование в отношении 200 отдельных лиц со счетами на сумму до 550 млн долларов. Аркадия Гайдамака допросили и, если потребуется, допросят снова".

"У Гайдамака действительно большие деньги, - добавил Розенфельд. - Мы интересуемся тем, откуда они взялись и как он их заработал".

Цель столь публичных действий в отношении дела улицы Яаркон - продемонстрировать миру, что Израиль ужесточает финансовый контроль. До сих пор страну считали возможным местом для отмывания денег - отчасти из-за потока российских денег, который потек сюда после краха Советского Союза. В 2000 году Международная комиссия по борьбе с отмыванием денег (Financial Action Task Force), представляющая 31 европейскую страну, включая Великобританию, и созданная с целью борьбы с преступлениями в банковской сфере, еще считала израильские механизмы финансового контроля неадекватными, и израильское правительство ввело Закон о запрете отмывания денег, предусматривающий жесткие санкции для нарушителей.

Пини Захави, израильтянин, заработавший имя на посредничестве в глобальных футбольных сделках начиная с 1970-х годов, быстро сблизился с некоторыми из самых состоятельных российских иммигрантов, и его связи, в конечном итоге, проложили путь Роману Абрамовичу к покупке "Челси" в 2003 году. Захави, как оказалось, также причастен к знакомству Милана Мандарича с Александром Гайдамаком.

Мандарич, бизнесмен хорватского происхождения, затем живший во Флориде, владеет акциями "Портсмута" через свою компанию Milan Mandaric Revocable Trust, место регистрации которой неясно. Он финансировал подъем "Портсмута" в Премьер-лигу. В 2003-2004 годах сумма зарплат клуба почти удвоилась до 25,5 млн долларов, так как клуб покупал игроков, способных удерживать клуб на высоте, и сам Мандарич, по последним сведениями, имел непогашенных ссуд на 15 млн фунтов из общего долга в 36 млн фунтов. Доход от сделки с Гайдамаком, похоже, позволил Мандаричу избежать личных потерь.

Александр Гайдамак непреклонен, утверждая, что его отец никак не связан со сделкой по покупке "Портсмута" и она осуществлена на его собственные деньги. Источники, близкие к Александру, говорят, что в свои 29 лет этот "селф-мейд-мен" имеет состояние, которое вполне позволяет ему заплатить 15 млн фунтов за половину "Портсмута" и вложить еще 10-12 млн фунтов в клуб для покупки нужных игроков. Мандарич заявил, что удовлетворен тем, что Аркадий в сделке не участвует, и назвал Александра "приятным молодым человеком, успешным бизнесменом, который любит футбол".

Однако имеющиеся свидетельства о деловой карьере Александра обрывочны. С февраля 1995 по май 2003 года он был директором семи компаний в Великобритании, и ни одна из них сейчас, как предполагается, не функционирует. Он был единственным директором компании Monarch Fiduciary Limited, которая обанкротилась 29 июня 2000 года, задолжав около 700 тыс. фунтов, включая 260 тыс. фунтов невыплаченных налогов и 464 240 фунтов York Settlement Trust, образовательному благотворительному обществу. Но нам, однако, твердят, что Александр самостоятельно заработал более 30 млн фунтов, в основном на сделках с российской собственностью, хотя доказательств тому не предоставляют.

Другие аспекты сделки столь же туманны: мы не знаем, откуда пришли деньги для выплаты Мандаричу, и какой фирме с какой пропиской будет принадлежать половина клуба. Премьер-лига и Футбольная ассоциация, как всегда, молчат. Усомнитесь в остроте зрения рефери - и вот вы уже перед дисциплинарной комиссией Футбольной ассоциации; купите один из крупнейших клубов в стране - и вас даже не попросят поговорить об этом.

После многолетних разговоров о том, что "тест на профпригодность и добросовестность" (fit and proper person test) не нужен и не работает, его наконец вводят. Но он применяется только к управляющим, а не к владельцам клубов, и является базисной анкетой, в которой людей просят назвать себя честными и добросовестными. От покупателей того, что мы до сих пор называем "клубами", не требуется сообщать футбольным властям источник своих доходов, доказывать, что деньги у них действительно есть, и даже обсуждать сделку и свои намерения в отношении клуба.

Покуда английские команды с шумом переходят на последнюю фазу иностранных инвестиций, футбольные власти не выработали никакой политики в отношении собственности на клубы. УЕФА, со своей стороны, публично заявляет, что в идеале клубы должны принадлежать своим болельщикам. Остается посмотреть, сможет ли УЕФА выработать сколь-нибудь действенные меры для того, чтобы приблизить наступление дня, когда это станет реальностью.

Ричард Скадемор, глава Премьер-лиги, сообщил в прошлом сентябре на конференции болельщиков, что структура собственности не имеет никакого значения и что все владельцы должны быть, прежде всего, болельщиками - утверждение, в пользу которого не было приведено никаких доказательств. Но даже если Скадемор согласен, что клубам нужна большая защита, у него нет никаких полномочий сделать это. Реальность такова, что в английском футболе, менее крупные клубы которого продемонстрировали свое вызывающе сырое состояние на Кубке Англии в прошлые выходные, доминируют люди, которые платят Скадемору зарплату в 800 тыс. долларов: владельцы 20 клубов Премьер-лиги. И, как показал нам Александр Гайдамак в дружелюбном городе Портсмут, они могут быть кем угодно.

Вопрос владения клубами

Большинство английских клубов появилось в 1870-1980-х годах в виде клубов по интересам. Многие создавались при церквях, при школах и предприятиях. После того как в 1885 году футбол стал профессиональным, большая часть клубов превратилась в компании с ограниченной ответственностью. "Портсмут" был исключением, так как его создали бизнесмены как спекулятивное предприятие в 1898 году.

Футбольная ассоциация полагала, что клубы не должны приносить деньги своим владельцам, и ввела правила, запрещающие платить управляющим, ограничивающие дивиденды от акций и предотвращающие вывод активов.

Когда в 1983-1997 годах многие клубы зарегистрировались на бирже, ассоциация позволила им обходить эти правила через формирование холдинговых компаний.

Сэр Джон Смит, бывший заместитель комиссара Лондонской полиции, порекомендовал ассоциации ввести тест на профпригодность и добросовестность еще в 1997 году. Тест был введен в 2004 году. Других нормативов касательно покупки клубов в Англии нет.

Источник: The Guardian


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru