Архив
Поиск
Press digest
25 февраля 2021 г.
11 января 2006 г.

Сергей Иванов | The Wall Street Journal

Россия должна быть сильной

Национальная безопасность - жизненно важная задача для России, страны, щедро наделенной территорией и природными ресурсами. Поэтому наша военная стратегия сосредоточена на укреплении способности реагировать на внешние, внутренние и приграничные угрозы XXI века.

В последнее время мы наблюдаем устойчивую тенденцию, указывающую на расширение масштабов применения военной силы, не в последнюю очередь из-за возникновения новых угроз национальной безопасности. Главными из них являются вмешательство иностранных государств во внутренние дела России - либо прямое, либо через поддерживаемые ими структуры - и попытки некоторых государств, коалиций и экстремистских террористических организаций расширить или получить доступ к оружию массового уничтожения. Мы также должны быть готовы к возможности насильственных выступлений против конституционного строя в постсоветских государствах, результатом которых может стать нестабильность на границах. Необходимо пристально следить за контрабандой оружия и наркотиков и иной преступной деятельностью на границах.

Нет никаких признаков того, что эти угрозы ослабевают. Всем известно, что в случаях, когда речь идет о предотвращении войн и конфликтов, Россия всегда выступает за политические, дипломатические, экономические и иные невоенные меры. Но сохранение высокой обороноспособности явно в наших национальных интересах.

Главной задачей вооруженных сил является предотвращение обычной или ядерной агрессии против России. Отсюда наша приверженность принципу превентивности. Под превентивностью мы понимаем не только способность наносить удары по террористическим группировкам, но и другие меры, направленные на предотвращение возникновения угрозы задолго до того, как возникнет необходимость ей противостоять. Это ведущий принцип глубокой и масштабной модернизации наших вооруженных сил. Реальный уровень боеготовности и эффективности зависит от того, насколько успешной будет эта модернизация.

Россия не мечтает о будущей войне. Война никогда не является лучшим вариантом. В настоящее время за пределами нашей страны нет конфликтов и споров, которые можно было бы расценить как прямую военную угрозу. Но игнорировать будущее было бы безответственно. Мы должны видеть на несколько ходов вперед на всех уровнях, от военного планирования до стратегического представления о будущем военных конфликтов. Мы должны учитывать смысл так называемого "фактора неопределенности", а также высокий уровень существующих угроз. Под неопределенностью мы подразумеваем политический или военно-политический конфликт либо процесс, который потенциально может представлять прямую угрозу безопасности России или изменить геополитическую реальность в регионе российских стратегических интересов. Нашей главной заботой является внутренняя ситуация в некоторых странах, входящих в Содружество Независимых Государств - клуб республик бывшего СССР, - и прилегающих к ним регионах.

Какими должны быть современные вооруженные силы? Наш выбор - мобильные силы, где авиационный и, возможно, космический компонент будут решающим фактором успеха. Очевидно и то, что победителем в будущей войне станет тот, кто сможет создать интегрированную разведывательную картину в режиме реального времени и корректировать планы по применению военной мощи в режиме реального времени в соответствии с быстро меняющейся обстановкой. Короче говоря, России нужна армия, готовая отреагировать на любой мыслимый конфликт, предотвратить любую агрессию или силовую игру, направленную против нас и наших союзников. Мы понимаем, что для решения всех проблем, связанных с модернизацией вооруженных сил, нужно время. В настоящее время разрабатывается План строительства Вооруженных сил на 2006-2010 годы, но главные приоритеты уже очевидны.

Первый из них - сохранение и развитие сил стратегического сдерживания, минимально достаточных для гарантированного отражения нынешних и будущих военных угроз. В конце прошлого года мы развернули новый стратегический ракетный полк, вооруженный системами подземного базирования "Тополь-М" (SS-27). В ближайшие годы будут поставлены на вооружение мобильные системы "Тополь-М" (SS-X-27), не имеющие сегодня аналогов в мире, и стратегическая атомная подводная лодка "Юрий Долгорукий" (проект 955 "Борей"), вооруженная баллистическими ракетами подводного запуска "Булава-30" (SS-NX-30). И это лишь начало списка. Нет необходимости говорить, что они не наведены на конкретную цель. Мы всегда выполняли и будем выполнять свои обязательства, включая обязательства по договорам и соглашениям с США, касающиеся сокращений и ограничений стратегических наступательных вооружений, которые предусматривают сокращение наших ядерных арсеналов до 1,7-2,2 тыс. боеголовок.

В то же время Россия не намерена отказываться от ядерного оружия, которое остается ключевым фактором сдерживания и важнейшим инструментом защиты наших национальных интересов и достижения определенных политических целей.

Вторым приоритетом является развитие обычных сил - подразделений быстрого реагирования в Сухопутных войсках, ВВС, ВМФ и Воздушно-десантных войсках, сформированных из профессионалов, которые составят костяк подразделений, выполняющих конкретные боевые задачи. Их поддерживает военно-транспортная авиация. Этим объясняется необходимость перевооружения, новые военные закупки, поддержка научных проектов и оптимизация национальной военной промышленности, призванная установить баланс между вооружением российской армии и возможностью экспортировать оружие в страны, против которых не введены санкции ООН.

Третьим приоритетом является развитие боевой подготовки. В российских вооруженных силах количество масштабных учений в прошедшем году превысило 50. Самыми важными были тактические учения на Дальнем Востоке, в Центральной Азии, Китае и Индии, давшие нашей армии возможность взаимодействовать с армиями других стран в ходе учебных антитеррористических и миротворческих операций. Мы и дальше будем проводить совместные учения со странами, заинтересованными в глобальной стабильности, включая партнеров по Североатлантическому альянсу, Организации Договора о коллективной безопасности и Шанхайской организации сотрудничества. Мы также готовы участвовать в миротворческих операциях под эгидой ООН или СНГ.

Мы не бряцаем оружием. Политическое и военное руководство России считает применение силы крайней мерой, к которой следует прибегать лишь тогда, когда все другие каналы наглухо закрыты. Сотрудничество с международными структурами помогает добиваться внешнеполитических целей, хотя, к сожалению, не дает абсолютных гарантий безопасности. Чтобы иметь такие гарантии, государству нужна эффективная военная сила. Россия заслуживает армии XXI века, армии, способной видеть будущее и одновременно продолжать славные военные традиции.

Сергей Иванов - заместитель премьер-министра и министр обороны Российской Федерации.

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru