Архив
Поиск
Press digest
25 февраля 2021 г.
11 января 2006 г.

Редакция | The Wall Street Journal

Безответственные поступки и их последствия

Вчерашнее решение Ирана возобновить то, что он именует "ядерными разработками", порождает суровую критику даже с неожиданных сторон

Мухаммед аль-Барадеи, глава МАГАТЭ, говорит, что у него кончается терпение. Министр иностранных дел Франции Филипп Дуст-Блази призывает мулл "немедленно и без каких-либо условий отменить это решение". Его германский коллега, Франк-Вальтер Штайнмайер предупреждает, что если все пойдет в обозначенном направлении, то не обойдется "без последствий", и называет действия Ирана нарушением Парижского соглашения, заключенного в ноябре 2004 года, в котором Тегеран согласился приостановить свои ядерные программы.

Почти что кажется, что европейцы и их друзья наконец решили стать серьезными в отношении Ирана. Почти что, но не до конца.

Даже когда Иран объявил о планах сломать печати МАГАТЭ на центрифугах на заводе по обогащению урана в Натанзе, австрийский канцлер (и временно президент Евросоюза) Вольфганг Шюссель сказал, что обсуждать санкции пока преждевременно. Хавьер Солана, глава внешней политики ЕС, добавил, что "нужно предпринять все усилия, чтобы убедить иранцев возвратиться: к переговорам". Вероятно, в представлении Соланы сильное давление на иранцев - это умолять их прийти на званый обед.

Иранцы видели похожий европейский тустеп и раньше. Сам по себе Парижский договор от 2004 года был переделкой октябрьского соглашения от 2003 года между Ираном, с одной стороны, и Великобританией, Францией и Германией - с другой. Не прошло и нескольких месяцев, как иранцы соглашение нарушили, но единственным наказанием со стороны Европы стали лишь еще более легкие условия годом позднее. Прошлым летом Иран вышел из переговоров, отвергнув предложения Европы о техническом содействии, гарантиях безопасности и торговых сделках как неадекватные. Однако самой жесткой реакцией, на которую оказалась способна европейская тройка, стала ссылка на "отсутствие доверия к утверждению, что иранская ядерная программа преследует исключительно мирные цели" в резолюции МАГАТЭ.

И предположение Штайнмайера о том, что Иран нарушил Парижский договор, ничего не значит. В резолюции МАГАТЭ, которая утвердила это соглашение, четко говорится, что решение Ирана о приостановке ядерных разработок - "добровольная", "укрепляющая доверие" мера, исполнение которой не продиктовано законом. Иными словами, стандарты, по которым европейцы до сих пор судили Иран, настолько слабы, что Иран даже нельзя по справедливости обвинить в их нарушении.

Все это время администрация Буша играла откровенно сдержанную роль, указывая на регулярные нарушения Ираном его обязательств по ядерному нераспространению, но в то же время поддерживая резолюции МАГАТЭ. "Вы получили возможность быть лидерами, - заявил министр обороны США Дональд Рамсфельд прошлой осенью журналу Der Spiegel, имея в виду европейскую тройку. - Вот и ведите!" Так что, как бы ни комментировали такое почтение США в отношении Европы, администрацию вряд ли можно обвинить в том, что она силой прокладывала путь к некому "неоконсервативному" решению иранского вопроса, как ее обвиняют в случае с подготовкой войны в Ираке.

В действительности сейчас мы являемся свидетелями того, что происходит, когда к провокациям со стороны Ирана относятся в духе беспомощного дипломатического "консенсуса" Европы. После более чем двух лет непрерывной дипломатии и умиротворения мир ни на шаг не приблизился к разрешению ядерного противостояния с Ираном. Зато Иран значительно продвинулся к приобретению критической массы технологий и ноу-хау для создания ядерного оружия.

Сегодня появляется все больше достоверных сообщений о том, что Израиль ведет планирование упреждающего удара по ядерным объектам Ирана. Все эти сообщения становятся еще более актуальными на фоне приближающейся покупки Ираном современных российских ракет ПРО, которые затруднят любой удар.

Учитывая, что иранский президент Махмуд Ахмадинежад пообещал стереть еврейское государство "с карты", израильский упреждающий удар, несомненно, будет оправдан, хотя региональные последствия, включая обмен баллистическими ракетами между двумя странами, могут обернуться тяжелой картиной.

Защита безопасности Запада перед лицом общей угрозы не должна быть жребием Израиля, как в 1981 году, когда он уничтожил иракский атомный реактор в Осираке. Но если мы хотим избежать этого мрачного сценария, и Европа, и США должны пригрозить и применить более жесткие меры наказания в отношении Ирана по сравнению с теми, о которых до сих пор говорилось. То, что мы узнали по опыту взаимодействия с Саддамом Хусейном, верно и в отношении Ахмадинежада: в конце концов за безответственные поступки и их последствия приходится расплачиваться. Единственный вопрос в том, кто будет платить.

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru