Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
11 июля 2006 г.

Джп.В. | La Repubblica

Анна Политковская: "Он был устранен именно накануне саммита, правительству был необходим эффектный удар"

"Накануне саммита G8 в Санкт-Петербурге Владимиру Путину требовался эффектный удар. Было понятно, что он должен был подарить великим мира сего, испытывающим тревогу в связи с дрейфом России в отношении прав человека, голову чеченского лидера. Так уже произошло с Асланом Масхадовым, которого убили за несколько недель до того, как главы государств прибыли в Москву на празднование 60-летия окончания Второй мировой войны. Конфликт в Чечне - результат деятельности российских секретных служб, и Путин знает, как дергать за определенные веревочки". Анна Политковская - лучший эксперт по Чечне. Она единственная журналистка, которая имела прямые контакты с лидерами боевиков, она была посредницей в ходе теракта в театре на Дубровке. Два года назад, когда она направлялась в Беслан, чтобы попытаться наладить контакт между Масхадовым и Кремлем, она была отравлена в самолете. С первого дня она выступала против вооруженной интервенции Москвы на Кавказе.

- Вы хотите сказать, что Путин отдал приказ убить Басаева, чтобы получить на саммите G8 то, что его интересует?

- Басаев всегда вел двойную, если не тройную игру. Когда нужна была крупная пиар-операция, в Москве или в Грозном, он всегда появлялся. Я не удивлюсь, если он, договорившись со спецслужбами, решил просто сложить оружие и исчезнуть. Он исчерпал себя: как лидер военного крыла повстанцев он уже мало значил. Он уже был готов уйти на выгодных условиях.

- В политическом плане, что означает для Путина уход Басаева?

- По его логике - это победа. Это очередной этап виртуальной войны, которую он ведет несколько лет и которая оправдывает его власть. Я продолжаю утверждать, что Басаева следовало арестовать и предать суду, в том числе и за то зло, которое он причинил чеченцам. Но пока доказательств его смерти нет: вполне вероятно, что через шесть месяцев он вновь появится, как это случалось с бен Ладеном.

- Можно сказать, что война в Чечне закончилась?

- Нет. Умер глава террористов, но на Кавказе уже выросло поколение, которое не представляет жизни без войны. И потом, не решен принципиальный вопрос: давление Кремля, чтобы заставить людей жить по русским традициям, презрение русских в отношении кавказцев. Это можно сравнить с убийством аз-Заркави: он мертв, но борьба продолжается.

- Какой сценарий начинается в отношениях между Кремлем и Грозным?

- Ничего нового не начинается. На протяжении многих лет Басаев исключался из политических планов. Теперь, как и раньше, остается Рамзан Кадыров со своей бандой. Путин дал ему карт-бланш, и он держит чеченцев в страхе. Однако мне известно, что многие в высших эшелонах кремлевской власти убеждены, что эта дорога ведет в никуда.

- Кто может заменить Басаева во главе повстанцев?

- Ему всегда был близок Доку Умаров, и он уже председатель так называемого сепаратистского правительства. До последнего времени он оставался в тени, но гордится многочисленными военными заслугами.

Источник: La Repubblica


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru