Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
11 июля 2011 г.

Джордж Сорос | Financial Times

Теперь истинным европейцам нужен запасной план

ЕС возник благодаря явлению, которое Карл Поппер называл "поэтапная социальная инженерия" - группа дальнозорких государственных деятелей осознала, что концепцию "Соединенных Штатов Европы" можно воплотить лишь постепенно, пишет в своей статье в блоге на сайте Financial Times финансист Джордж Сорос. Политики "исходили из понимания, что каждый этап сам по себе неполон и со временем потребует дальнейших шагов". Политическими аргументами в пользу ЕС были воспоминания о Второй мировой, угроза со стороны СССР и экономическая выгода интеграции. Затем мощным толчком стала перспектива воссоединения Германии: "Германия осознала, что может воссоединиться лишь в контексте общего объединения Европы, и согласилась это оплачивать".

Немцы примирили национальные интересы, предложив бонус, и апогеем европейской интеграции стали Маастрихтский договор и переход на евро. "Но евро был неполноценной валютой: у него есть центробанк, но нет казначейства", - пишет автор. Разработчики полагали, что при необходимости удастся мобилизовать политическую волю для следующего шага.

Но у евро обнаружились и другие недостатки. Авторы концепции евро старались обуздать лишь излишества госсектора, полагая, что финансовые рынки сдержат себя сами. Но излишества имели место преимущественно в частном секторе: конвергенция учетных ставок породила экономическую дивергенцию. После воссоединения Германии главная движущая сила интеграции исчезла. "Затем финансовый кризис дал волю процессу распада", - пишет Сорос.

Коренная причина текущего кризиса евро - идея Меркель, что спасать банки от банкротства должен не ЕС в целом, а каждая страна самостоятельно. В результате еврозона разделилась на "государства-должники" и "государства-кредиторы". Должники тонут под бременем долгов, а страны, имеющие профицит, мчатся вперед. Германия диктует условия оказания финансовой помощи, толкающие страны-должники к банкротству, считает автор. А самой Германии кризис евро выгоден: ослабление евро повышает конкурентоспособность ее товаров.

"Роль европейского политического истеблишмента тоже изменилась кардинально: теперь он не ратует за дальнейшую интеграцию, а защищает текущее положение дел", - пишет автор. Все, кто недоволен положением дел, вынуждены занимать антиевропейские позиции. Растет число недовольных стран и популярность антиевропейских партий типа "Истинных финнов".

Разрыв между двумя группами европейских стран растет, Греция катится к хаотическому дефолту и/или девальвации, полагает автор. Он рекомендует Греции и еврозоне срочно осуществить "запасной план": придать дефолту Греции упорядоченный характер и защитить от его последствий еврозону, хотя Португалию и Ирландию дефолт все равно затронет. "Вероятно, потребуется расширить использование евробондов и ввести некую схему страхования вкладов во всей еврозоне", - пишет Сорос.

Чтобы мобилизовать политическую волю, ЕС в целом должен применить запасной план - вернуться к принципам, на которых создавался блок. Сорос советует сплотить европейцев вокруг идеи, что спасение от кризиса евро должно иметь общеевропейский, а не национальный масштаб.

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2021 InoPressa.ru