Архив
Поиск
Press digest
18 июня 2021 г.
11 июня 2021 г.

Эндрю Креймер | The New York Times

В контексте дела Навального что осталось от российской оппозиции?

"Судебный запрет на деятельность ведущей российской оппозиционной организации. Покушение на кремлевского критика с последующим заключением в тюрьму. Практически полный запрет на уличные протесты. Ужесточение наступления на независимые СМИ. В последний год во внутренней политике России произошел крутой поворот - возможно, как говорят некоторые, из-за страха руководства перед экономическим недовольством или, как предполагают другие, консолидации власти в Кремле кланом силовиков", - пишет The New York Times.

(...) "До этого года политическую систему России характеризовали как "мягкий авторитаризм". В отличие от Китая, он оставлял место для критики и преимущественно свободный интернет, но не оставлял жизнеспособных путей для оппозиционных фигур прийти к власти путем выборов", - говорится в статье.

"Российские аналитики и политики разделили оппозицию на две категории: "системную" и "несистемную". "Системная" оппозиция состоит из партий в парламенте, которые, как широко понимается, закулисно контролируются внутриполитическими советниками Путина в Кремле. (...) Менее крупная, осаждаемая "несистемная" оппозиция, напротив, открыто бросила вызов правлению Путина и призвала к его смещению с поста путем выборов. Ее члены изо всех сил пытались включить своих кандидатов в избирательные бюллетени и столкнулись с тем, что попали в черные списки в государственных СМИ", - рассказывает издание.

(...) "Как реагирует Кремль, когда его критикуют? (...) Российские госчиновники обычно указывают на номинальные оппозиционные партии в парламенте, которые на самом деле поддерживают Путина. (...) Эти партии занимают 114 мест в 450-местном парламенте России", - пишет издание, приводя в пример Коммунистическую и Либерально-демократическую партии. (...) "Такие "системные" партии также заполняют правую и про-деловую ниши и даже продвигают политику, которая частично совпадает с политикой подавляемой настоящей оппозиции. Например, новая партия под названием "Новые люди" продвигает реформы, привлекательные для формирующегося городского среднего класса в России, во многом так же, как организации Навального, с той лишь разницей, что она не критикует Путина напрямую и не призывает положить конец его более чем 20-летнему правлению в качестве президента или премьер-министра", - говорится в публикации.

(...) "Прокуратура в течение многих лет преследовала Навального и других оппозиционных лидеров и задерживала их на короткий срок под предлогами, такими как нарушение правил проведения общественных собраний, или в соответствии с законами, не связанными с их политической деятельностью. Эти правовые гайки закручивались годами. (...) По словам западных правительств и правозащитных групп, за кулисами Кремль шел еще дальше, совершая покушения или вынуждая уехать в ссылку журналистов, диссидентов и лидеров политической оппозиции. Активиста оппозиции Владимира Кара-Мурзу, например, дважды отравили до сих пор не определенными токсинами, в результате чего он впал в кому, которая длилась не один день, и вылилась в хронические неврологические заболевания. А прошлым летом Навальный едва выжил при покушении с применением химического оружия. В 2015 году из пистолета был застрелен еще один оппозиционный лидер и бывший первый заместитель премьер-министра России Борис Немцов. Официальные лица отрицают какую-либо роль в этих действиях", - пишет The New York Times.

(...) "Члены оппозиции считают краткосрочные перспективы политических изменений ограниченными, но они хранят постсоветское обещание демократической России. Фигуры оппозиции среднего звена, в том числе несколько членов организации Навального, остаются активными и непреклонными. Сам Навальный предпочел тюремное заключение в России жизни в изгнании, когда вернулся после лечения в Германии в этом году с перспективой неминуемого ареста", - говорится в статье.

"Накануне встречи на высшем уровне между Путиным и Байденом движению Навального был нанесен серьезный удар, который почти наверняка был проведен с одобрения Кремля, что стало сигналом того, что Путин не склонится перед иностранным давлением. На этой неделе суд в Москве запретил общенациональную политическую организацию Навального как экстремистскую, - констатирует издание. - Этот шаг вынуждает любого, кто поддерживает Навального, прекратить свою политическую деятельность, уйти в подполье или уехать в ссылку. Эта судебная ликвидация оппозиционной организации ознаменовала новую фазу подавления инакомыслия с опорой на формальный процесс, а не на предлоги, как раньше".

"Путин по-прежнему пользуется популярностью у многих россиян, хотя независимые опросы показали некоторое снижение его рейтингов, начиная с 2018 года на фоне стагнации экономики. Тогда сторонники жесткой линии попытались гарантировать стабильность железным кулаком, говорят некоторые аналитики, и эта задача стала еще более актуальной в прошлом году из-за возможности беспорядков, связанных с пандемией, и надвигающихся парламентских выборов, запланированных на сентябрь".

"И все же, нынешнее подавление, тема которого, как ожидается, будет поднята на встрече на высшем уровне на следующей неделе, не являются резким разрывом с историей: свои последние национальные выборы, сочтенные международными наблюдателями свободными и справедливыми, Россия провела почти 20 лет назад - это были парламентские выборы 2002 года", - заключает газета.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru