Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
11 марта 2014 г.

Эллен Барри | The New York Times

Титаны российского бизнеса опасаются нового лица украинского кризиса

"Когда Владимир Путин вернулся на пост президента России в 2012 году, один из первых сигналов, данных им политической элите, многие члены которой возглавляют банки и крупные корпорации, состоял в том, что времена изменились: владение активами за пределами России делает вас слишком уязвимыми перед действиями иностранных правительств, сказал он им. Пришло время переводить свои богатства домой", - пишет корреспондент The New York Times Эллен Барри.

Те же самые титаны бизнеса теперь обдумывают ущерб, который украинский кризис может нанести российской экономике, отмечает она.

После введения первого раунда санкций американские чиновники дали понять, что продолжает рассматриваться ряд других мер, что предполагает возможность самой радикальной из них - запрета доступа российским компаниям и банкам к западной финансовой системе, что близко к санкциям, принятым против Ирана, говорится в статье.

"Российские олигархи молчали с тех пор, как начался кризис, за исключением одобрительных сообщений в соцсетях", - пишет Барри.

"Конечно, они встревожены, но это не означает, что они готовы выступить против российской внешней политики", - считает Михаил Дмитриев, экономист, чья исследовательская группа "Центр стратегических разработок" была изначально основана для формирования экономической платформы Путина.

"Однако в частных беседах некоторые люди рассказывают о сильном беспокойстве внутри корпораций, особенно относительно перспективы любых санкций, затрагивающих банки", - отмечает издание. Крупные российские корпорации в значительной степени увеличили иностранные займы в последние годы, отмечает главный редактор Business New Europe Бен Эрис. "Финансовые санкции могут привести к цепной реакции заблокированных трансакций, замороженных счетов и закрытия банков", - говорится в статье.

"Неясно, насколько существенно Путин взвесил экономические последствия, когда принял решение взять Крым под свой контроль", - рассуждает Эллен Барри, отмечая, что в первые годы на президентском посту Путин проявил себя как сторонник экономической либерализации, а позже, как представляется, стал принимать решения в узком кругу силовиков.

"Безусловно, среди небольшой группы людей, присутствовавших при принятии Путиным окончательного решения по Крыму, согласно чиновникам и аналитикам, были пять или шесть его бывших коллег по КГБ, которым, как считается, принадлежат минимальные активы за пределами России и которые, следовательно, неуязвимы для санкций. Некоторые из них, теперь наиболее близкие к Путину, как глава ОАО РЖД Владимир Якунин, давно утверждали, что России необходимо перейти от западных экономических моделей к государственному капитализму китайского типа", - пишет журналистка.

Она приводит мнение экономиста Евгения Гонтмахера, высказанное им в статье в "Ведомостях" относительно мер, которые может принять Путин, чтобы справиться с экономическим спадом: увеличить налоги на богатых и средний класс; сократить затраты на образование, здравоохранение и социальное обеспечение и перераспределить бюджет так, чтобы поддерживать избирателей, важных для сохранения социальной стабильности, таких как пенсионеров и госслужащих.

"Дмитриев, который поддерживает контакты с экономистами, консультирующими Кремль, сказал, что, по его мнению, у Путина было четкое представление о потенциальном вреде для экономики, когда он принимал решение по Крыму", - отмечает газета.

"Экономические риски являются важным фактором в программе политических действий в целом, но, конечно, это не единственный фактор, и события на Украине невозможно повернуть вспять", - заявил эксперт.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru