Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
11 мая 2004 г.

Маша Липман | The Washington Post

Провал "чеченизации"

Российский проект "чеченизации" лежит в руинах. Попытка передать дело усмирения мятежного региона местному руководству в воскресенье была уничтожена бомбой, убившей главу промосковского правительства, посаженного в Грозном, Ахмада Кадырова. У Кремля нет ни человека, на которого он мог бы положиться в качестве преемника, ни стратегии урегулирования чеченского кризиса.

Кадыров и, как сообщают, еще 23 человека были убиты бомбой, взорвавшейся под трибуной стадиона, с которой они смотрели парад в ознаменование 59-й годовщины победы над фашистской Германией.

Кремль начал политику чеченизации, чтобы вырваться из порочного круга, в который превратилась вторая чеченская война: за атаками партизан следовали карательные операции федеральных сил. Кремль избрал эту новую политику, потому что, как при любой оккупации, правительство поняло, что завоевание сердец и умов оккупированного народа является первоочередной задачей. Но также представляется вероятным, что кремлевские чиновники, отвечающие за урегулирование кризиса, руководствовались желанием просто переложить ответственность на кого-нибудь другого.

В сентябре Кремль организовал в Чечне президентские выборы. В отличие от палестинцев, главное требование которых - независимость от Израиля, жители Чечни и лидеры большой чеченской диаспоры в Москве не питали отвращения к идее о промосковском правительстве при разумной степени автономии. Участвовать в выборах пожелали несколько серьезных кандидатов, имеющих политические или деловые связи с Москвой. По данным независимого опроса, некоторые из них были гораздо популярнее "действующего президента" Кадырова, ранее назначенного Москвой ее наместником в Чечне.

Создание промосковской коалиции и завоевание какого-то доверия у чеченцев и впрямь казалось возможным. При последовательной гуманитарной политике - уменьшении жестокости федеральных войск и улучшении положения беженцев, находящихся на российской территории - у чеченизации, возможно, был шанс.

Но администрация президента России Владимира Путина не понимает политических тонкостей. Его стиль управления, основанный на "вертикали власти", ставит во главу угла контроль и субординацию. Кремль помог Кадырову избавиться от серьезной оппозиции и обеспечил ему избрание. Система, в которой ответственность лежит на одном человеке, похоже, удобнее для путинского Кремля, в последние четыре года по такой схеме развивается и российская политическая система.

Однако, в то время как в Москве правительство одного человека превратило Россию в своего рода мягкое авторитарное государство, единоличный режим в Чечне означал диктатуру. Кадыров потребовал от Кремля большей власти, и Кремль, хотя и неохотно, ее дал. Он создал насильственный и жестокий режим, в Чечне его ненавидели и боялись. Он изгнал из своего окружения потенциальных соперников, сделал своего сына главой так называемой чеченской милиции, тем самым усилив клановую природу чеченского руководства.

Недисциплинированная и необузданная армия Кадырова похищала и пытала чеченцев, подозреваемых в сотрудничестве с боевиками или просто показавшихся нелояльными. И хотя Кадыров начал войну против чеченских боевиков, его союзники в федеральных силах не доверяли его вооруженным бойцам. И не без оснований. У Кадырова было немало врагов, он пережил несколько покушений.

Смерть Кадырова демонстрирует России результаты упрощенческого подхода (в чем-то это похоже на проблемы, решение которых американские лидеры сегодня пытаются найти в Ираке). Отказ от стратегии чеченизации и возврат к руководству, назначаемому Москвой, означал бы признание провала политики, которую сам Путин яростно защищал. Россия не может пойти на переговоры с боевиками, поскольку Путин неоднократно исключал такую возможность.

Поскольку Кадыров не терпел рядом с собой сильных и амбициозных людей, замены, которой мог воспользоваться Кремль, не существует. Более того, любой преемник столкнется с тем, что властные структуры Кадырова строились на базе его клана и вооруженных людях, которых возглавлял его сын.

На протяжении десятилетия чеченский конфликт стоил России тысяч жизней, дегуманизации армии, усиления межнациональной розни, неконтролируемых бюджетных расходов. В последние годы в результате терактов, осуществленных чеченцами, в Москве и других российских городах погибли сотни мирных жителей. Разработка новой кремлевской политики и поиск людей для проведения ее в жизнь займет некоторое время. Но мало надежды на то, что новая попытка будет более тонкой и точной, чем предыдущие.

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru