Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
11 мая 2004 г.

Питер Слевин | The Washington Post

Американо-российский проект по уничтожению плутония застопорился

В 1998 году две ядерные сверхдержавы мира с большой помпой объявили, что они уничтожат 68 тонн плутония, извлеченного из бомб и боеголовок. Расходы, исчислявшиеся миллиардами, брали на себя главным образом американское и европейские правительства, желающие изъять из обращения опасный расщепляющийся материал.

Спустя шесть лет проект не сдвинулся с места. Плутоний остается в неприкосновенности, строительство заводов по его переработке так и не началось. Недовольные этим американские аналитики и политики ставят под сомнение приверженность администрации Буша этому проекту.

Это произошло потому, что США и Россия не сумели договориться о том, кто будет платить, если авария (или диверсия) случится в России. Администрация Буша хочет, чтобы Россия взяла всю ответственность на себя, российская сторона сопротивляется.

Патовая ситуация совпала с моментом, когда усиливается страх ядерного терроризма, а президент Буш обещает действовать энергично. Эксперты и некоторые конгрессмены говорят, что этот случай подчеркивает неспособность Белого дома поддержать делом свои амбиции, связанные с нераспространением.

Проект заблокировали "тривиальные переговорные проблемы", заявил сенатор-республиканец Пит Доменичи. По его словам, он говорил Белому дому, "что, наверное, переговоры должны вести люди, занимающие более высокие посты". Получить плутоний непросто, но считается, что Россия имеет самые большие и самые уязвимые запасы.

"Это очень сложная ситуация", - заявил Кеннет Лонго, генеральный директор Российско-американского консультативного совета по ядерной безопасности. По его словам, "работа над проектом идет уже десятилетие, а мы все еще не вышли из переговорной фазы".

Соглашение о строительстве двух аналогичных заводов в Сибири и Южной Калифорнии истекает в этом году. В марте министр энергетики Спенсер Абрахам сказал, что администрация надеется к весне решить вопрос, добавив, что "он прорабатывается на высших уровнях".

Госсекретарь Колин Пауэлл и министр обороны Дональд Рамсфельд входят в число тех, кто поднимал этот вопрос со своими российскими коллегами. Несмотря на интенсивные дискуссии, которые идут в администрации в последние недели, Белый дом признал, что эта проблема "относится к разряду таких, которые остаются на повестке дня в течение длительного времени". В ежегодном бюджетном требовании Абрахам сообщил, что строительство отстает от графика на 10 месяцев, но должно начаться к маю 2005 года, если будет достигнуто соглашение. Он заявил, что деньги понадобятся на строительство заводов по превращению плутония в окисленное топливо для атомных реакторов.

"Мы уверены, что сумеем этого добиться. Мы близки к соглашению, хотите верьте, хотите нет", - заявил администратор министерства энергетики Пол Лонгсуорт, признавший, что позиции "в настоящее время достаточно тверды".

"Проект рассчитан на 20 лет и предполагает уничтожение количества плутония, достаточного для производства более 10 тыс. единиц ядерного оружия, - сказал Лонгсуорт. - Важно начать".

11 февраля в речи, которая должна была прославить его достижения в сфере нераспространения и побудить другие страны делать больше, президент заявил, что правительства всего мира "должны сделать все возможное для обеспечения безопасности и уничтожения ядерных, химических, биологических и радиологических оружейных материалов".

Особое беспокойство вызывает то, что террористические группировки или страны-изгои могут купить или украсть ядерное оружие или расщепляющийся материал. Многие ученые и эксперты полагают, что группировке или правительству, заимевшим расщепляющийся материал, нетрудно будет собрать примитивное оружие.

Чтобы построить атомную бомбу по технологии 50-летней давности, нужно около 13 фунтов плутония, заявил Томас Кочран, возглавляющий ядерные проекты в Совете по защите природных ресурсов. Ливия, недавно открывшая свои секретные ядерные программы, приобрела технологию через сеть нелегальных поставок, организованную пакистанским ученым Абдулом Кадир Ханом.

Американские правительственные объекты тоже уязвимы, говорится в докладе Счетной палаты, опубликованном в конце апреля. Меры, принятые министерством энергетики в ответ на теракты 11 сентября 2001 года, "недостаточны" для обеспечения способности этих объектов "защитить себя от террористической угрозы", говорится в докладе.

В России на десятках военных объектов, где хранится более 60% запасов плутония и оружейного урана, не были приняты дополнительные меры безопасности, предупреждала Счетная палата в прошлом году.

Аудиторы Счетной палаты подвергли Россию критике за то, что она не разрешила представителям США посетить главные объекты, но добавили, что конгресс и администрация Буша способствовали проволочкам, отказав в финансировании. К моменту публикации доклада США потратили 6 млрд долларов с 1992 года на помощь России в обеспечении безопасности или уничтожение ядерного, химического и биологического оружия.

Проект по уничтожению 68 тонн плутония - половины в России и половины в США - был частью совместного проекта по уменьшению риска того, что расщепляющийся материал попадет в руки террористов. Программа, начатая при администрации Клинтона, была официально запущена на президентском саммите в Москве в 1998 году.

Доменичи, который в первый год проекта помог выделить на него 200 млн долларов, присутствовал на саммите в качестве гостя президента Клинтона. Он подвергает резкой критике неспособность администрации Буша осуществить проект.

Камнем преткновения стал вопрос об ответственности за проблемы, связанные с возможной катастрофой. По соглашению о снижении угрозы, подписанному в середине 1990-х годов, Россия брала на себя ответственность в обмен на помощь иностранных правительств в уничтожении и обеспечении безопасности советского ядерного оружия.

"Если что-то взорвется, Россия заплатит без всяких "если" и "но", - заявил Леонард Спектор, директор вашингтонского отделения Института Монтерея. Но в том, что касается плутониевой программы и так называемой Инициативы ядерных центров, российская сторона настаивает, что, если катастрофа случится по вине американских подрядчиков, покрывать убытки должны они или федеральное правительство.

Представители России заявили американским участникам переговоров, которых возглавляет заместитель госсекретаря Джон Болтон, что особое беспокойство вызывает возможность диверсии.

"Они все время повторяют: "Вы можете нанять по контракту чеченских боевиков, они могут взорвать наши объекты, а мы не сможем их преследовать", - заявил, на условиях анонимности, источник, близкий к переговорам. - Мы отвечаем, что это абсурд. Мы не нанимаем на работу диверсантов".

Администрация Буша стоит на том, что американские компании участвуют в проекте доброй воли и не должны нести ответственность за непредвиденные обстоятельства. Вопрос об ответственности был главным на саммите промышленно развитых стран в 2002 году, когда России было обещано 20 млрд долларов на 10 лет для ведения программ по нераспространению.

В самой администрации существуют разногласия. Как сообщают источники, Госдепартамент и министерство обороны выступают за более жесткую позицию по проблеме ответственности, тогда как министерство энергетики считает, что достаточно включить в соглашение более мягкую формулировку.

Пока переговоры продолжаются, потенциальная опасность сохраняется, утверждают критики.

"Дело в том, что 68 лишних тонн оружейного плутония лежат в США и России, - заявил Лонго. - А именно в России безопасность не соответствует мировым стандартам".

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru