Архив
Поиск
Press digest
25 февраля 2021 г.
11 мая 2005 г.

Мартин Вулф | Financial Times

России нужно помочь стать нормальной демократической страной

То, что Владимир Путин недавно назвал распад Советского Союза "крупнейшей геополитической катастрофой века", напомнило нам о том, что Россия - не просто одна из стран, у которых было коммунистическое прошлое и которые сейчас переживают переходный период. Для многих россиян, включая их президента - бывшего сотрудника тайной полиции, потеря их империи, государства и идеологии остается источником возмущения. Однако Россия станет нормальной страной только тогда, когда ее народ будет радоваться свободе, а не сожалеть о своем утраченном могуществе.

На самом деле, крупнейшей катастрофой века был не распад Советского Союза, а его создание. Советское государство, в котором партия играла ведущую роль, стало моделью и источником вдохновения для гитлеровского национал-социализма. Героизм людей Советского Союза разрушил тот отвратительный режим. За это человечество всегда должно испытывать чувство благодарности. Но мы также должны признать, что психопат, который контролировал советское государство, сделал ту войну более неотвратимой, а цену войны - более дорогой, чем она должна была быть. Не меньшая правда и то, что те, кого освободила Красная Армия, получили не свободу, а 45 лет лишения этой свободы. Что касается самого Советского Союза, то ему этот эксперимент обошелся в миллионы человеческих жизней и привел к нищете.

Как в таком случае должен относиться Запад к современной России? Правильным будет восхищаться мужеством россиян и испытывать благодарность за их вклад в нашу культуру. Но в то же время будет правильным испытывать радость по поводу краха советского режима и появление надежды на то, что Россия станет современным, процветающим и демократичным государством. К сожалению, путь России к такому будущему заграждают такие серьезные препятствия, как стремление иметь роль сверхдержавы на мировой арене, империалистическая политика оказания влияния в "ближнем зарубежье" и концентрация власти в самой России.

Экономист Гарвардского университета Андрей Шляйфер считает, что причин для беспокойства в отношении России нет. Он называет Россию "нормальной демократией со средними доходами". Более того, считает он, "сегодня Россия во многом освободилась от своего прошлого, она больше не является "империей зла", угрожающей как своему народу, так и остальному миру, и это - поразительное достижение, достойное восхищения".

Профессор Шляйфер в чем-то прав. Если мы проигнорируем жестокое нападение на Чечню (чего мы делать не должны), мы можем согласиться с тем, что распад империи был на удивление мирным. Мы также должны признать, что Россия в основном смирилась с потерей своего влияния в странах Балтии, и, в недавнее время - Грузии и Украины. Путин - не западный демократ, но он и не Сталин. В России нет западной рыночной экономики, но нет и экономики-динозавра с централизованным планированием.

Хотя профессор Шляйфер также и не прав. После периода значительного прогресса сегодня наблюдается существенный регресс. По оценке Всемирного банка, в России снизился и без того низкий уровень политических свобод. Всемирный банк отметил улучшение такого показателя, как соблюдение норм права, после 2000 года, но этот показатель в России все еще находится на гораздо более низком уровне, чем в странах Центральной и Восточной Европы. Атака на нефтяной гигант ЮКОС поставила под вопрос безопасность собственности в России. Концентрация власти в Кремле также противоречит утверждениям о том, что в России действуют демократические принципы.

Действительно, во многом из-за реформ прошлых времен, в также в результате кризиса 1998 года, произошел подъем экономики. С 1998-го по 2004 год уровень ВВП вырос на 48%. Но и здесь есть основания для беспокойства. Согласно последнему обзору ОБСЕ, более половины роста промышленного производства с 1998 года происходило в отраслях, связанных с природными ресурсами. В то время как темпы экономического роста в период с 1998-го по 2004 год составляли 6,6% в год, темпы роста инвестиций находились на низкой отметке в 18%. Положительное сальдо по текущим операциям слишком велико и составляет около 10% ВВП. После периода спада бегство капитала вновь нарастает.

По оценке Всемирного банка, по такому показателю, как подотчетность власти, Россия находится между Венесуэлой и Египтом. По всем показателям, по которым Всемирный банк оценивает уровень власти - подотчетность, стабильность, ненасилие, эффективность правительства, качество выполнения регулирующей функции власти, соблюдение норм права и контроль коррупции - Россия намного отстает от таких стран со средними доходами, как Бразилия и Мексика, не говоря уже о Центральной и Восточной Европе и странах Балтии. Россия не является "нормальной" развивающейся страной со средними доходами. Это огромная Венесуэла с ракетами.

Даже если Россия и не сверхдержава, она остается важной страной. Она способна дестабилизировать не только Евразийский континент, но, учитывая российские ядерные арсеналы, и весь мир. Опасность заключается в том, что, своим усиливающимся произволом "партия власти" будет продолжать подрывать экономику, одобрит это Путин или нет, и за этим неизбежно последует поиск козла отпущения, что приведет к нарушению прав российских собственников и дестабилизации обстановки в соседних с Россией странах.

Неспособность России примириться с обстоятельствами и увидеть в потере своей империи и идеологии новую возможность, а не катастрофу несет угрозу России и ее соседям. Для самих россиян, не говоря уже об их соседях, было бы намного лучше жить в процветающем, стабильном и свободном обществе, чем терзаться на останках былого величия.

Выбор могут сделать только сами россияне. Но Запад должен пытаться помочь. Запад должен показать свою решимость помочь новым независимым государствам бывшего Советского Союза выбрать свой собственный путь. Запад должен настаивать на своей вере в ценности демократии и предложить свободной и демократической России неограниченное участие в экономическом пространстве Европы и мира. Прежде всего, в своих отношениях с Россией, Запад должен придерживаться единой позиции. Ничто не может принести большего вреда, чем попытка европейских держав использовать Россию, в которой усиливается деспотизм, в качестве союзника против Соединенных Штатов.

Запад должен выступать против злоупотреблений, которые допускает Россия, не из чувства враждебности, а желая помочь России в ее переходном периоде. Запад не может определить будущее России, но он может поднять цену за имперскую ностальгию и усилить привлекательность либеральных реформ. Этого может быть недостаточно, но это - самое малое, что мы можем сделать.

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru