Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
11 ноября 2004 г.

Гарри Каспаров | The Wall Street Journal

Политика уступок Путину

Россия перенесла на неопределенный срок саммит с Европейским союзом, который должен был состояться на этой неделе. Хотя поводом послужило отсутствие новой Европейской комиссии, в реальности Кремль пытается ограничить любую возможную критику, с которой может выступить ЕС в отношении прав человека и демократии. Для Путина неприемлем даже малейший интерес Запада.

Под руководством Путина Россия прошла уже большую часть пути превращения в авторитарное государство. Цена этого изменения для российского народа и мира высока и становится все выше. Страдает не только сфера безопасности. Отказываясь от поддержки демократических ценностей в России, администрация Буша серьезно подрывает свой моральный авторитет и делается уязвимой для обвинений в лицемерии в свете того, что она пытается построить демократию на Ближнем Востоке.

Создается впечатление, что Джордж Буш искренне пытается следовать идеалам, намеченным Джоном Кеннеди в своей речи по поводу инаугурации: "Пусть все страны - желают ли они нам добра или зла - знают, что мы заплатим любую цену, возьмем на себя любое бремя, справимся со всеми сложностями, поддержим любого друга, выступим против любого врага для того, чтобы гарантировать выживание и успех демократии". Однако подход Буша был зачастую непоследовательным и выборочным, хотя для того, чтобы увенчаться успехом, этот подход должен быть глобальным.

"Хрустальная ночь" была предсказуемым событием после многих лет разжигания ненависти в Германии. Многие европейские лидеры закрыли глаза на воинственность Гитлера, наивно надеясь, что он новый Бисмарк, жаждущий лишь объединить Великую Германию. Это отношение в полной мере проявилось в высказывании Невилла Чемберлена о том, что он может вести дела с Гитлером. Эти слова стали его эпитафией.

В мае 1941 года Франклин Рузвельт ответил на пропаганду готовых на уступки людей: "Те же самые слова звучали в других странах и раньше - чтобы запугать их, разделить их, сломить их. И всегда такие слова становились предвестником физической атаки".

Франклин Делано Рузвельт признавал, что гораздо важнее было то, что Гитлер делал, чем говорил (правда, к тому моменту разрыв между словом и делом неуклонно сокращался). Начиная со Второй мировой войны и заканчивая вторжением Саддама Хусейна в Кувейт и этнической чисткой Слободана Милошевича, история полна примеров того, как Запад игнорировал признаки приближающегося взрыва.

Точно так же и Россию ждет не неожиданный переворот, а неуклонный марш к диктатуре. Путин начал бесконечную и незаконную войну в Чечне, установил контроль над эфиром, посадил в тюрьму известного бизнесмена, который сопротивлялся запугиванию Кремля, Путин же руководил пышным мошенничеством на выборах.

С учетом всего этого отнюдь не поражает то обстоятельство, что сейчас Путин уничтожает прямые губернаторские выборы и наделяет себя полномочиями роспуска местных парламентов. Также рассматривается поправка, которая даст Кремлю право прямого контроля над назначением судей по всей стране. На протяжении нескольких лет Россия была демократией лишь на словах. Теперь она перестает быть даже таковой.

И все же "Большая семерка" планирует собраться в Москве в 2006 году, что будет свидетельствовать о полной интеграции России в этот некогда уважаемый институт. Подобное благословение будет хуже, чем проведение Олимпийских игр в Берлине в 1936-м. Запад выдаст России сертификат о наличии демократии в России, в стране, где министр юстиции недавно предложил парламенту поддержать идею об аресте силами безопасности родственников подозреваемых террористов.

Возможно, лидеры США и Европы просто не шевелятся, покуда Путин выполняет свою роль в торговле и борьбе с террором. Кому какая разница, что Россия - это диктатура, если с ней можно вести бизнес? Не надо еще раз проверять этот "метод Чемберлена". Диктаторы играют по собственным правилам и заботятся только о своих интересах.

Кое-кто говорит, что Путин не обращает внимания на то, что говорит Запад. Это утверждение и цинично, и ложно. Сторонники Путина из элиты держат свои деньги почти целиком заграницей, так что заинтересованность России в отношениях с Западом - это вопрос и национального, и личного уровня. Пока Путин не услышит убедительные и недвусмысленные слова от Джорджа Буша и других западных лидеров, он не ответит. Путин живет в таком мире, где значение имеет лишь человек номер 1.

Вместо этого мы слышали лишь выхолощенные замечания о разделении власти и ослаблении институтов. Этот человек отменяет выборы! Буш не должен обманываться, тая от путинских слов поддержки. Если американский президент действительно хочет укрепить свой новый мандат, то не может быть лучшей цели, чем защита демократии в России.

Даже если западные демократические державы не готовы поддерживать демократию на моральных основаниях, есть еще и сфера безопасности. Эскалация террористических актов в России показывает, что авторитаризм не улучшил ситуацию с безопасностью в пределах границ государства. Мир не стал безопаснее после того, как к власти пришел российский диктатор.

Язык, используемый нынешним кремлевским режимом, не звучал в стране с эпохи Сталина. Чиновничьи разговоры о вмешательстве Запада и пятой колонне должны вызвать дрожь в коленках у любого изучавшего историю. Если этот уже знакомый нам поезд продолжит идти по расписанию, следует ожидать начала жестоких репрессий и чисток.

При Борисе Ельцине Россия была слабой и нестабильной демократией. При Владимире Путине Россия стала слабой и нестабильной диктатурой. Те западные лидеры, которые хотят сохранить с Кремлем хорошие отношения, мотивируют это будущим влиянием и полагаются на свою иллюзию, что путинские авторитарные методы означают стабильный контроль над Россией. Однако, чем жестче его контроль, тем активнее нарастает давление, как вода в кастрюле, которая вот-вот закипит.

Несмотря на высоченные цены на нефть, российская экономика не стала активнее развиваться в третьей четверти 2004 года. Эта стагнация - еще один признак коррупции и рушащейся экономики. Покорность российского бизнеса и политических кругов не стоит путать с лояльностью. Они не лояльны, они боятся, а страх - это плохая база для стабильности. Эта оппортунистическая элита бросит Путина так же быстро, как она отказалась от своих коммунистических партбилетов в 1991 году. Последствия российской нестабильности могут быть трагичными.

Если это звучит как гипербола в наш век многочисленных глобальных опасностей, стоит вникнуть в анатомию недавних террористических актов в России. Практически в каждом случае они сопровождались взятками правоохранительным органам. Мы не можем позволить себе спрятать голову в песок и надеяться на то, что те, кто защищает ядерные материалы России, не подвержены таким соблазнам.

Путин не жаждет согласиться с результатами настоящих выборов и сейчас делает все возможное, чтобы распространить свой тоталитарный вирус на соседнюю Украину. Если на Украине произойдет демократический переход власти, она послужит моделью для России, а Путин меньше всего хочет этого. США тем временем опротестовывают откровенно сфальсифицированные выборы в Белоруссии, но молчат по поводу таких же событий в России.

Путин настолько осмелел на фоне западной апатии, что перестал заметать следы и создавать прикрытие для своих планов. Теперь стало ясно, что добровольно он не уйдет в отставку. Если его режиму суждено пережить конец, то это будет кровавый конец. Западные лидеры надеются, что его преемники продолжат в том же духе. Сколько они готовы заплатить?

Гарри Каспаров - ведущий мировой шахматист и председатель российского "Комитета-2008 - Свободный выбор"

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru