Архив
Поиск
Press digest
19 апреля 2021 г.
11 октября 2004 г.

Маленькое азиатское королевство нашло секрет благополучия и заменило понятие валового национального продукта (ВНП) более уместным индикатором - "валовым национальным счастьем".

Пять лет назад у Таши Вангьяла было все: степень магистра философии, полученная в Кембридже, красивая подружка и заманчивое предложение от консалтинговой фирмы в Лондоне. Но обладатель стипендий бросил все ради работы за 120 долларов в месяц в Бутане, изолированном буддистском королевстве в Гималаях.

Решение уроженца Бутана поразило его университетских друзей, особенно выходцев из соседних Индии и Непала, мечтавших о высокооплачиваемой работе за границей. Но Вангьял долго и напряженно думал о другом предмете, занимающем умы его соотечественников - о счастье.

"Причина была очень простой: чем больше я путешествовал и жил за границей, тем больше ценил то, что есть у нас на родине", - говорит он.

Несмотря на то что Бутан входит в число беднейших стран мира, почти все студенты, обучающиеся за границей, после получения степени возвращаются на родину. Все они называют одну причину: правительство Бутана не только улучшает здравоохранение, образование и окружающую среду, оно активно добивается более эфемерной цели - счастья нации.

Несколько лет назад правительство отказалось от привычных индикаторов прогресса, заменив их новой моделью, "валовым национальным счастьем" (ВНС), на которую обратили внимание исследователи и аналитические центры всего мира. Хотя ВНС нелегко нанести на диаграмму и классифицировать, концепция Бутана включает в себя все, от защиты природных ресурсов до пропаганды национальной культуры и обеспечения демократического правления, что призвано заложить основу счастья граждан.

"Бутан - очень редкий, может быть, единственный в мире, пример страны, поставившей счастье в центр стратегии своего развития, - говорит Рон Коулман, директор GPI Atlantic, канадской некоммерческой организации, изучающей качество жизни. - Они жертвуют ближайшей выгодой ради долгосрочного социального здоровья".

Бутан не единственный ставит под сомнение осмысленность оценки материального благосостояния без учета более всеобъемлющего чувства свершения.

В прошлом году World Values Survey, организация социологов из разных стран, опубликовала доклад, где государствам были присвоены рейтинги счастья. Исследование, в котором анализируется влияние ценностей и верований на политическую и общественную жизнь через серию вопросников, приходит к выводу, что самой счастливой страной мира является Нигерия - возможно, из-за того, что ее жители склонны описывать свои эмоциональные взлеты в превосходной степени. США заняли 16-е место.

Как минимум одна маркетинговая фирма в США проявляет интерес к модификации старой модели ВНП с учетом благополучия. А американская исследовательская и социологическая служба Gallop Organization попросила Эда Дайнера, профессора психологии из Университета Иллинойса, создать национальный индекс благополучия. Хотя инициатива только что появилась, "целью является создание того, что будет появляться в углу телеэкрана рядом с индексом Доу-Джонса", говорит он.

Дайнер уже 18 лет изучает связь между счастьем и процветанием. Он пытается оспорить идею о том, что валовой внутренний продукт, показатель экономической производительности страны, дает точное представление о национальном благополучии.

Недавно Дайнер проанализировал более 150 исследований благосостояния и счастья и в соавторстве опубликовал исчерпывающий доклад "Превыше денег. К экономике благополучия". Его вывод о мировом прогрессе таков: "Хотя в последние десятилетия экономический объем производства резко вырос, удовлетворенность жизнью не увеличилась".

Как явствует из доклада Дайнера, когда общества достигают определенного уровня благосостояния, доходы перестают быть фактором, влияющим на уровень удовлетворенности людей своей жизнью. Эмоциональное здоровье не обязательно определяется банковским счетом, скорее - качеством социальных взаимоотношений, удовольствием, получаемым от работы, стабильностью занятости, демократическими институциями и ситуацией с правами человека.

Эмоциональное благополучие - это то, чего король Бутана Друк Гьялпо Джигме Сингье Вангчук добивается для своих подданных с момента восшествия на престол в 1972 году. Как и Дайнер, король искал альтернативу привязке прогресса к ВВП. Его философия была такой: ВВП мало что говорит об истинном богатстве нации. Лидеры должны добиваться не только материального благосостояния, но культивировать и внутреннее удовлетворение.

Генеральный план

Концепция была официально оформлена в 1998 году, когда премьер-министру Льонпо Джигми Тинли поручили сформулировать новый генеральный план правительства, получивший название "Четыре столпа счастья". Эти столпы - устойчивое экономическое развитие, охрана окружающей среды, пропаганда национальной культуры и хорошее правление - создают условия, "в которых каждый человек сможет добиваться счастья, имея возможность добиться успеха", поясняет Тинли.

Прежде всего, в свете глобализации крошечное королевство с населением в 828 тыс. человек должно было провести реформы, которые стимулировали бы экономическое развитие. Но главной была устойчивость экономического развития. Это означало необходимость надолго отдать здравоохранению, образованию и социально-экономическому обслуживанию приоритет перед другими нуждами инфраструктуры. Для этого более четверти годового бюджета страны отходило больницам и школам.

Второй столп, охрана окружающей среды, так же стал приоритетом в новой схеме развития страны. Вместо того чтобы настежь распахнуть двери иностранным инвестициям и распродавать драгоценные природные ресурсы, страна поставила инвесторов в тупик, запретив экспорт необработанного леса и ограничив количество туристов 6 тысячами в год.

Третий столп, поддержку культуры, сочли важным для сохранения духовного равновесия. Связь подданных с религиозными обрядами была частью королевского генерального плана.

И последней целью было хорошее управление. В 1998 году король ускорил процесс демократизации, добровольно сложив с себя часть полномочий. Сегодня совет министров избирается, он наделен всей полнотой исполнительной власти.

Тинли было поручено не только создать стратегию обеспечения счастья, король дал ему "задание распространить концепцию ВНС за пределами нашей страны". Седовласый государственный деятель не обрадовался этому поручению. "Я поехал, но с большими колебаниями, поскольку мы не имели представления, как это будет воспринято", - вспоминает он.

Но мир изголодался по счастью. В последние несколько лет Тинли говорил о ВНС на международном уровне, включая конференцию ООН в Сеуле в 1998 году.

Бутан также изобрел собственный качественный индекс для использования за границей. Коулман из GPI Atlantic надеется поработать с Центром исследований Бутана, чтобы вывести рейтинг благополучия, привязанный к человеческим ценностям.

Социальные улучшения

Тинли стремится доказать, что его страна не принесла развитие в жертву счастью, и социальные индикаторы это подтверждают. С 1985 года продолжительность жизни увеличилась с 48 до 66 лет. За этот же период детская смертность снизилась со 142 смертей на тысячу до 61. Образование - тоже история успеха. Уровень грамотности среди населения вырос с 23% до 54%, а в 2003 году в стране открылся первый университет. Кроме того, количество учреждений здравоохранения выросло с 65 в 1985 году до нынешних 155.

Экономические перспективы страны тоже улучшаются. ВВП Бутана за последние годы вырос примерно на 45%, с 445 млн долларов в 1999 году до 645 млн долларов в 2003. Хотя ВВП соседнего Непала намного выше, он отстает от Бутана в сфере образования и экологии. В Бутане более 90% детей получают пятилетнее образование, а в Непале только 62%.

Бутан не утопия. Его столица сегодня не кажется такой уж древней с ее транспортными пробками в часы пик и признаками урбанизации. Расположенная в живописных горах, она переживает минибум в строительстве, и когда-то первозданный пейзаж усеивают новые здания.

Пять лет назад в Бутане нашлась работа первому психологу, Ченчо Дорджи. "Среди молодежи мы отмечаем более высокий уровень тревожности", - говорит Дорджи. Он связывает это с отсутствием гарантий занятости. "Мы видим резкое увеличение численности населения из-за улучшения здравоохранения. Но родителей тревожит будущее детей".

Сказалось и запоздалое появление современных СМИ и технологий. Телевидение в стране разрешили в 1998 году, а сотовые телефоны появились лишь в прошлом году. "Внезапно мы осознали, что являемся растущим материалистическим обществом", - говорит Дорджи.

Стресс и алкоголизм тоже на подъеме. Но спросите любого местного жителя, действительно ли бутанцы счастливее всех в мире, и, скорее всего, ответ будет утвердительным.

Секрет успеха Бутана в равновесии, говорит 53-летний ресторатор Сангай Пеньор, которому принадлежат гостиница "Йоддзер" и индийский ресторан в столице Бутана Тимфу. В разгар туристического сезона его прибыль достигает 2 тыс. долларов в месяц, он сводит концы с концами и в плохие месяцы. "Когда ты беден, ты борешься за свои базовые нужды, - говорит он. - Но когда амбиции и цели слишком велики, ты теряешь человеческий облик. Когда о твоих базовых нуждах заботятся, ты должен знать, когда остановиться".

Сдерживающим фактором является религия, добавляет он. "Человеку свойственно хотеть денег и удобств, которые предлагает современный мир. Ему нужно электричество, машины, дорогие вещи". Несмотря на мирское влияние - телевидение и мобильные телефоны, духовная жизнь в Бутане сильнее, чем когда-либо, в монастыри поступает небывалое количество послушников, и пожертвования тоже рекордно велики. Но если религия - это один из ключей к счастью, может ли буддистский Бутан служить примером для других стран?

"Другие страны могут научиться у Бутана способности осуществлять национальное планирование на нижнем уровне", - говорит Энрике Пантойя, чиновник Всемирного банка, занимающийся этой страной.

Но здесь кроется ловушка. "Эволюция Бутана как государства определяется выражением бутанской идентичности. Я думаю, любой другой стране трудно будет соперничать с Бутаном, если у нее нет такой сильной философии и представления о развитии", - говорит он.

Общинные ценности

Индикаторы счастья, разработанные Коулманом и Дайнером, аналогичны причинам, которыми Таши Вангьял объясняет свое возвращение на родину. Хотя для Вангьяла важно было обеспечить семью - его заработок почти равен средней зарплате правительственного чиновника, - это не было главным среди его чаяний. Гораздо больше удовольствия доставляет ему то, что его голос слышен и он приносит пользу обществу. Вангьял, аналитик министерства внутренних дел, говорит, что хорошее управление и политические реформы, а также бесплатное здравоохранение и образование внушают ему веру в будущее своей страны.

Но, самое главное, "Бутан - одно из лучших в мире мест, чтобы воспитывать ребенка". Вангьял, женатый на подруге детства Дечен Вангмо, имеет дочь двух с половиной лет и говорит, что огромное количество людей заботится о его семье, если он задерживается на работе. "Люди на Западе заняты карьерой. Они индивидуалисты, - говорит он. - В Бутане уважают общинные ценности, и все помогают друг другу".

Есть и недостатки, признается он. Путешествия за границу слишком дороги, он до сих пор не может позволить себе купить машину. Самой крупной покупкой Вангьяла после возвращения стал горный велосипед за 300 долларов, на котором он каждый день ездит на работу. А еще он питает слабость к свежему кофе. "Здесь нет Starbucks. Его мне больше всего не хватает".

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru