Архив
Поиск
Press digest
16 апреля 2021 г.
11 октября 2004 г.

Питер Уонакотт | The Wall Street Journal

Монгольские монахи берутся за новое дело - спасение гигантского лосося

Рыболовы убедили буддистов проповедовать сохранение вида. Одна рыба стоит столько же, сколько 999 человеческих душ

В синих водах далекой монгольской реки Ур сибирский лосось, которого еще называют тайменем, находится под угрозой исчезновения.

Ученые и американские рыболовы-спортсмены, пытаясь спасти тайменя, нашли необычного союзника: 26-летнего буддистского монаха, который ходит в одеянии горчичного цвета и называет себя просто Гантулга.

Они просят Гантулгу и других монахов использовать свой духовный авторитет и убедить местных жителей положить конец браконьерству и разрушению среды обитания. Богатые рыболовы-спортсмены должны внести свой вклад, накачав деньгами местную экономику. Есть надежда, что эти партнеры убедят монголов защищать живую природу.

Но в стране, где буддизм - господствующая религия, работа в необычном партнерстве оказывается деликатным культурологическим моментом. Буддистов учат не причинять вреда живым существам. Рыболовы же их ловят. Монахам вроде Гантулги приходится отходить от своих главных верований.

Среди рыболовов-спортсменов таймень легендарен. Он может достигать шести футов в длину и весить 200 фунтов - в два раза больше, чем королевский лосось, который водится на Аляске. Известно, что таймень способен выпрыгнуть из воды и проглотить утенка или белку.

Такие туристы, как судья Верховного суда США Сандра Дэй О'Коннор, платят тысячи долларов, чтобы поймать и выпустить гигантскую рыбину в этом месте, знаменитом среди всемирного братства рыболовов-спортсменов. Американские компании, к примеру участвующая в проекте по консервации Sweetwater Travel Co. из Монтаны, берут с туристов около 5 тыс. долларов за недельную рыбалку.

Но браконьеры и золотопромышленники, исследующие долину реки и близлежащие горы, представляют угрозу для рыбы. Потеря тайменя была бы ударом для этой бедной страны, поскольку рыболовы являются одним из немногих источников иностранной валюты.

Отделение частных кредитов Всемирного банка International Finance Corp. занимается финансированием консервационного проекта стоимостью 2,3 млн долларов. Он направлен на обучение полиции борьбе с браконьерством и помощь правительству Монголии в разработке системы аренды земли, при которой туроператоры будут возвращать деньги местным общинам. Чтобы все это было эффективным, говорят планировщики, местные жители должны понять важность защиты рыбы.

Вот здесь и появились монахи. Монгольская ветвь буддизма имеет оттенок шаманского поклонения природе. Упоминаниями о священных горах, реках и животных усеяны местные буддистские тексты, или сутры.

Чтобы привлечь монахов на свою сторону, сторонникам проекта пришлось объяснять нюансы рыболовства, при котором рыбу ловят и выпускают, и выгоды того, чтобы позволять западным рыболовам ловить гигантскую рыбину снова и снова.

"Мы понимаем, у буддистов может возникать проблема с тем, что рыбе в рот загоняют крючок и волочат ее по воде, - говорит Джеффри Лайберт, сотрудник отдела инвестиций International Finance Corp., отвечающий за проект. - Но это выбор между тем, чтобы иметь рыбу или не иметь ее".

Чтобы помочь монахам преодолеть антипатию к этому спорту, организаторы проекта предложили заманчивую инициативу: помощь в восстановлении местного монастыря, разрушенного правительством почти 70 лет назад. Монгольское коммунистическое правительство запрещало буддизм вплоть до 1990 года. Сегодня монахи страны стремятся восстановить свое положение.

И теперь они прочесывают древние тексты, многие из которых написаны по-тибетски, в поисках заявлений, пропагандирующих экологические ценности, но не запрещающих ловить рыбу с тем, чтобы ее выпустить. Гантулга, выросший у реки, где водится таймень, и продолжающий обучение в национальном монастыре, является представителем молодого поколения монголов, открытых к слиянию традиционных верований с современными вкусами.

Он относится к числу тех немногих, кто может перевести древние сутры на современный монгольский язык. Он носит бусы, медитирует и постится. Но у него есть и мобильный телефон, а недавно в самолете он без труда узнал сидящего рядом за ним музыканта из монгольской группы, играющей в стиле техно.

Всего десять лет назад браконьерская ловля тайменя не представляла проблемы. Жители Северной Европы легко могли встретить тайменя в собственных реках. Монголы традиционно не едят рыбу, а до рек, где плавает гигантский сибирский лосось, было трудно добраться.

Но сегодня монгольские горожане почувствовали вкус к тайменю, который нелегально продается на некоторых рынках Улан-Батора, и больше людей добираются до реки на внедорожниках. Зимой браконьеры из Европы и Китая пробивают лед, чтобы ловить тайменя с помощью гарпунов или сетями.

Браконьеры не сталкиваются с серьезным сопротивлением. У них есть бинокли, оружие и джипы. Лесничие не вооружены и передвигаются пешком.

На недавней встрече с лесничими-стажерами Гантулга узнал о месте, где охотятся несколько монголов. Если монгол убьет животное в священных горах, где родился Бог, члены его семьи могут умереть в результате акта возмездия.

"Может быть, надо обозначить другие священные места и объяснить им, что духи гор охраняют долины и реки, где водится таймень", - размышляет Гантулга.

Один из коллег Гантулги недавно нашел давно потерянную сутру, которая предупреждает, что из-за каждой убитой рыбы пострадают 999 человеческих душ. Одно из известных табу гласит, что люди, не уважающие реки, например те, кто мочится в них или моет грязную посуду, рискуют навлечь на себя проклятие темпераментных духов воды Лю. Они наказывают наводнениями, голодом и кожными заболеваниями.

"Монголы верят, что в реке есть духи и рыба принадлежит им, - говорит Гантулга. - Мы стараемся оставлять рыбу там, где она есть".

Хотя монахам не нравится идея спортивного рыболовства, Гантулга и другие готовы признать, что туроператоры могут предложить им нечто ценное. В сентябре Билл Дехофф, вегетарианец из Огайо, ловил рыбу в лагуне Ур. Рыба клюнула, и после борьбы, длившейся 15 минут, Дехофф и его приятели вытащили тайменя длиной 54 дюйма. Они сфотографировались с рыбиной и отпустили ее.

Вернувшись в Огайо, один из тех, кто рыбачил с Дехоффом, пообещал передать 25 тыс. долларов на восстановление монастыря, таким образом доведя сумму, собранную в последние месяцы, до 35 тыс. долларов.

В июне фонд по сохранению тайменя помог оплатить строительство маленькой буддистской часовни на месте, где стоял разрушенный монастырь. Несколько местных семей выразили надежду, что их сыновья станут монахами в монастыре, когда его восстановят.

По словам Гантулды, он пришел к убеждению, что спортивное рыболовство "приемлемо" и служит более широким целям его религии. "Работа над проектом может длиться несколько лет, но он осуществим, - говорит он. - Моя работа продлится всю жизнь".

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru