Архив
Поиск
Press digest
2 июля 2020 г.
11 апреля 2005 г.

Франк Нингуйзен | Süddeutsche Zeitung

В кильватере революций

В Казахстане начинается весна, однако уже сейчас Айдос Саримов не может дождаться декабря. Тогда степное государство снова покроется снегом - но одновременно изменится вся страна. В конце года, возможно, состоятся президентские выборы, и если дела пойдут, как предсказывает Саримов, то серия политических переворотов в государствах бывшего Советского Союза продолжится в Казахстане.

Уже 15 лет этим среднеазиатским государством, как своей вотчиной, правит президент Нурсултан Назарбаев. Однако оппозиция, окрыленная переменами в Грузии, на Украине и в Киргизии считает, что у нее есть шанс. "Мы не хотим такой ситуации, как в Киргизии, мы хотим законной смены власти. Но, если режим снова сфальсифицирует результаты выборов и закроет газеты, мы больше не будем молчать, - сказал Саримов в беседе с нашим корреспондентом. - Мы настроены на борьбу, и народ готов ради этого выйти на улицы".

Саримов - член движения "За справедливый Казахстан", в котором три недели назад объединились все основные оппозиционные группировки. Поначалу они ссорились, но теперь договорились о том, чтобы вместе свалить крепость президента Назарбаева, и для этого в качестве кандидата от оппозиции противопоставили ему бывшего главу парламента Шармахана Туякбая. Падут ли вслед за Киргизией другие среднеазиатские бастионы в Казахстане, Таджикистане, Узбекистане и Туркмении? Ими вот уже больше десяти лет правят одни и те же авторитарные правители, старые кадры советской номенклатуры.

Своеобразный культ личности

Сейчас шансы на то, что один режим будет падать за другим, кажется, не слишком велики. Киргизия всегда считалась самой либеральной страной в регионе, в ней оставалось достаточно места для оппозиции и средств массовой информации, допускалось хотя бы небольшое сопротивление. Остальные властители пока что держат бразды правления государствами в своих руках, однако им тоже приходится беспокоиться за власть. И в последние дни это все возрастающее беспокойство стало очевидным.

Пожизненно избранный туркменский президент Сапармурат Ниязов, так называемый Туркменбаши (отец всех туркмен), сообщил в четверг о "создании новой властной структуры". Культ его личности приносит странные плоды; он уже написал два тома стихов, которые навязываются народу как духовное руководство. Однако сейчас Ниязов, как сообщила государственная пресс-служба, обещал, что на следующие выборы он допустит трех-четырех кандидатов. Это еще ни о чем не говорит, но тем не менее указывает на определенный страх перед тем, что его власть больше не кажется ему такой же абсолютной, как год назад. А в соседнем Узбекистане в последние дни идет уголовный процесс по делу отделения американского информационного агентства Internews Network, которое финансово поддерживает независимые узбекские телекомпании. В обоих этих государствах с крайне авторитарными формами правления бескровная смена власти сейчас вред ли вообразима.

Чтобы предотвратить революцию, казахский президент Назарбаев выбрал метод кнута и пряника. В отличие от свергнутого киргизского коллеги Акаева, который, как он считал, действовал в отношении демонстрантов слишком мягко, глава Казахстана грозится в случае восстания прибегнуть к решительным мерам. Однако к 1 июля, чтобы избежать неприятностей для себя и своих приближенных, он пообещал повысить пенсии на 23%. Деньги на это имеются. Казахстан, прикаспийское государство, давно живет за счет крупных месторождений нефти и газа. Рост экономики составляет здесь от 8 до 10%, к тому же поток денег еще больше возрастет, когда начнется разработка подводного месторождения Кашаган, пятого в мире по запасам нефти. Казахстан из-за изобилия сырьевых ресурсов уже многие годы является важным стратегическим плацдармом, в частности, для американских инвесторов, поэтому Назарбаев заботится о хороших отношениях с Западом.

Однако деньги - не самое главное. Казахстан стоит в коррупционном списке Transparency International на 122-м месте - рядом с другими среднеазиатскими странами: Туркмения и Таджикистан делят между собой 133-е место, Узбекистан находится на 114-м. Айдос Саримов говорит, что "доходы от нефти идут не народу, а главе государства и его семейному клану". Кандидат в президенты Туякбай считает, что "коррумпированное руководство забыло о своих обязанностях" и что протестный потенциал в народе достаточно велик, чтобы совершить бархатную революцию.

Россиянин Сергей Маркедонов из Института политического и военного анализа пишет в статье для интернет-издания russland.ru, что среднеазиатские элиты "испытали очевидный эмоциональный шок" от событий в Киргизии. "Власть, как таковая, утрачивает свою сакральность". Россия теперь это тоже видит. Если сначала некоторые российские политики обвиняли Запад в смене власти в странах СНГ, то теперь Москва отходит от этого. "Революции не являются следствием какой-либо провокационной кампании врагов России", - сказал на прошлой неделе в Вашингтоне председатель комитета Госдумы по внешней политике Константин Косачев. Скорее, их допустила сама Россия, считает он. Она слишком много поставила на сотрудничество с элитами этих стран и при этом забыла населении.

Сложившееся сейчас на Западе впечатление, что украинцы, киргизы - и вскоре, вероятно, казахи - уйдут из-под влияния России, ошибочно. Ведь для Средней Азии речь, прежде всего, идет об освобождении от собственных деспотичных режимов. С одной стороны, эти государства по-прежнему имеют тесные отношения с Москвой, и без нее они вряд ли обойдутся. Например, протяженность границы Казахстана с Россией составляет несколько тысяч километров - многие казахи живут в России, а в степной стране много русских. В экономическом плане оба государства ориентированы друг на друга. С другой стороны, среднеазиатские государства давно открыты для Запада, если это, конечно, соответствует их интересам.

Даже узбекский президент Ислам Каримов, правитель наиболее многонаселенной страны региона, в антитеррористической борьбе следует в русле стратегического партнерства с США. Ташкенту это приносит некоторую сумму денег - и в какой-то степени гарантии против демократических поучений из Вашингтона. Но и Каримову стоит больших усилий удерживать обедневший народ от силовых акций, а также одновременно ограничивать растущий радикальный исламизм. Только осенью, в ноябре, на демонстрацию с оружием в руках вышли тысячи узбеков, теракты неоднократно происходили даже в столице. Оппозиция, которая существует в Узбекистане в достаточно сложных условиях, тоже не заинтересована в применении силы. Однако никто не знает, где и когда события достигнут такой же степени накала, как в Киргизии, где даже не было массовых протестов.

Иное положение в Таджикистане. Результаты выборов здесь тоже были сфальсифицированы, однако народ уже очень устал от конфликтов. Таджикистан - это единственная страна в Средней Азии, прошедшая в 90-е годы через гражданскую войну, в которой погибли десятки тысяч людей. Там люди едины хотя бы в одном - это никогда не должно повториться.

Источник: Süddeutsche Zeitung


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru