Архив
Поиск
Press digest
16 декабря 2019 г.
11 июля 2005 г.

Нед Темко | The Observer

Чемпион свободного рынка призывает к честной игре

Миллиардер Джордж Сорос говорит Неду Темко, что богатым странам пора сглаживать перекосы глобализации

Если говорить о резиденциях миллиардеров, лондонский дом Джорджа Сороса, расположенный в двух шагах от станции метро "Южный Кенсингтон", выглядит на удивление скромно. Сорос по виду не отличается от торговцев валютой. Плотно сложенный, с вкрадчивыми манерами, он появляется на пороге кабинета в рубашке с расстегнутым воротом. Во время легкого завтрака - незадолго до саммита "большой восьмерки" - он окидывает взглядом весь мир, который от Брюсселя до Москвы, от Тегерана до Хараре потрясает его как исключительно "неприятное" место.

Почти библейского масштаба победитель в области свободного рынка, в сфере международного сотрудничества и усилий по созданию лучшего мира, венгр по происхождению, Сорос обеспокоен в связи с приближением своего 75-летия: его тяжело давшиеся завоевания во всех этих областях теперь под угрозой.

Не многие бизнесмены так много выиграли от того, что Сорос без смущения называет "глобальным капитализмом", - он сделал ставку против британского фунта во время его болезненного исхода из механизма образования европейского валютного курса в 1992 году и получил 2 млрд прибыли. Однако никто из них за последние десятилетия не посвятил так много времени, энергии и денег попыткам выправить изъяны глобализации и обеспечить политические и экономические блага тем, кого она (глобализация) оставила за бортом.

Саммит "большой восьмерки" в Глениглс Сорос рассматривает как некое светлое пятно. Он одобряет то, что в центре внимания на саммите оказались Африка, вопрос о списании долга и - что ближе всего его сердцу - перспективы дополнительных денежных вливаний в борьбу с ВИЧ/СПИДом и другими инфекционными заболеваниями.

Однако в остальном Сорос констатирует признаки возрастающих проблем: как в разделенном и враждующем Европейском союзе (что влечет за собой потенциальные изменения для единой валюты), так и в России, где демократия по версии Владимира Путина превратилась в такую "фикцию", что по всем законам он не имеет права сидеть за столом "большой восьмерки". Китай, общество, которое "приоткрылось" в ответ на глобализацию экономики, сейчас, считает он, возможно, движется в направлении торговой войны с националистической в последнее время Америкой.

"Либо они переоценят валюту, либо у нас будет торговая война, - говорит Сорос. - В любом случае решение будет принято в течение следующих шести-девяти месяцев".

Однако больше всего Сороса беспокоит его вторая родина, Америка, которая, как он говорит, должна быть частью решения основных политических проблем для всего остального мира. При "радикальном" и "националистическом" Джордже Буше Сорос боится, что она сама стала частью проблемы.

От проповедника, политика или политического обозревателя подобные высказывания звучали бы как паникерство с оттенками апокалипсиса. Из уст Сороса это звучит как основательное, обдуманное соображение.

Кроме того, эти его высказывания уравновешиваются неугасимым идеализмом, который уходит корнями в его прошлое. Сорос - еврей, выросший в Будапеште, где он и его семья скрывались в годы Холокоста. После войны он приехал в Англию, где на него, студента Лондонской школы экономики, произвело огромное впечатление учение Карла Поппера.

Перебравшись в Нью-Йорк в 50-х годах и сколотив огромное состояние, он был вдохновлен распадом режимов советского блока и задался целью помочь сделать открытое общество не просто философской концепцией, а политической реальностью.

Его растущая тревога в связи с направлением мировой политики является оборотной стороной его непоколебимой приверженности этой цели, в осуществление которой он вложил 2,5 млрд фунтов, большая часть которых пошла на финансирование свободного общества в примерно тридцати странах.

Глобализация, любит говорить Сорос, лучше работает в центре - особенно для экономик, переживших реформы свободного рынка, и гораздо хуже - на периферии. Именно там расширение самоуправления на местах и совместные международные усилия по решению проблем бедности, безопасности и управления имеют решающее значение. И именно в связи с этим Сорос испытывает наибольшее разочарование.

Решения G8 по Африке могут оказаться полезными на данном этапе, говорит он, но списание долгов и гуманитарная помощь, хотя и являются важными на начальной стадии экономической активности, но имеют гораздо меньшее значение в долгосрочной перспективе, чем справедливые правила рыночной торговли.

Вот почему Сорос отстаивает реформы совместной сельскохозяйственной политики ЕС. Однако он говорит, что Европа находится в состоянии кризиса, потому что "напряженность текущего момента, разногласия между Блэром и Шираком настолько велики, что согласия не может быть ни в чем - ни в чем. И я думаю, что прежде, чем ситуация улучшится, она ухудшится - если она вообще когда-то улучшится.

По крайней мере сейчас ЕС повернулся спиной к идее существования в форме единого согласованного политического образования, говорит Сорос, что также может отразиться на позиции евро.

В то же время, даже если либерализации торговли как-то можно добиться путем переговоров, по мнению Сороса, все равно останутся более глубокие проблемы, терзающие не только Африку, но и другие регионы Ближнего Востока и Азии, имеющие правительства, которые либо безнадежно плохи в управлении, либо преднамеренно занимаются самообогащением за счет нарушения прав граждан.

В своей последней книге Сорос отстаивает возрождение идеи "суверенитет принадлежит народу", добавляя к этому, что, когда правительство не может защитить своих граждан, должно вмешаться международное сообщество. В Африке есть по крайней мере один почти эталонный пример плохого правления - президент Зимбабве Роберт Мугабе.

"Это, - говорит Сорос, подчеркнуто повышая голос, - одна из нерешенных проблем нашего общества: что делать с такими, как Хусейн или Мугабе? У нас нет способа бороться с этим явлением - и то, как мы справились с Саддамом, только усугубило проблему. Это одна из причин, почему я всегда был против американского вторжения".

Столкнувшись с кампанией "урбанистических чисток" в Зимбабве, международное сообщество проявило предсказуемую беспомощность. Другие африканские государства, в особенности Южная Африка, говорят - по вполне понятным с его точки зрения причинам, учитывая колониальное прошлое, - что это проблема, которую должна решать сама Африка. Однако они практически ничего не сделали.

Неизбежно внимание было привлечено к вопросу продовольственной помощи миллионам жителей, которые в результате правления Мугабе оказались на грани голодной смерти. По мнению Сороса, гуманитарная помощь превратится в еще одно орудие контроля для режима. "Я с болью прихожу к выводу, что Зимбабве не следует оказывать гуманитарную помощь, потому что в случае ее отсутствия население хлынет в Южную Африку и Южная Африка - наконец-то - начнет действовать".

Коротко о Соросе

Родился 12 августа 1930 года в Будапеште, Венгрия.

Закончил Лондонскую школу экономики в 1952 году.

Сделал себе состояние с помощью фонда Quantum Fund, основанного им в 1970 году, теперь является владельцем Фонда управления Сороса, оцениваемого более чем в 7 млрд фунтов.

Выделил более 8 млн фунтов в помощь антибушевским группам в прошлом году в преддверии президентских выборов.

Был оштрафован на 1,6 млн фунтов парижским судом за инсайдерские сделки в марте этого года.

Является автором восьми книг, в том числе "Алхимия финансов" (1987) и "Мыльный пузырь американского превосходства" (2004).

Источник: The Observer


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru